ул. Богословская (Советская)

Улица Богословская принадлежит к числу тех городских магистралей, которые появились в Вятке в начале XIX века, когда растущий город уверенно шагнул за естественные границы, очерченные Засорным и Раздерихинским оврагами. На плане 1812 года она, начинаясь у набережной реки Вятки, пересекает город в западном направлении до улицы Владимирской (совр. ул. К. Маркса) и приводит нас к новому городскому кладбищу с церковью во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, по имени которой и получила свое название.

Расположенная в северной части города, вдали от центральных магистралей, улица Богословская так и не смогла привлечь к себе внимание городских властей и состоятельных вятчан. К этому можно также добавить ее непростой рельеф — в начале своего пути, между Вознесенской (совр. ул. Ленина) и Царевской (совр. ул. Свободы), улица Богословская резко и неожиданно ныряет вниз в отвершек древнего Луковицкого оврага, создавая застройщикам дополнительные проблемы. Нет, совсем неслучайно Вы не встретите здесь старинных каменных зданий и домов, прославленных именами вятских купцов, писателей или художников. Долгое время улица Богословская была одноэтажной и деревянной. Таких улиц еще и сегодня можно встретить немало в наших городах и селах.

Кто-то скажет: «Совсем обычная, ничем не примечательная улица». И будет прав… Конечно, если измерять «ценность» улиц лишь количеством мемориальных табличек на фасадах домов. Только с этой точки зрения даже у самых знатных улиц Вятки нет никаких шансов устоять перед самой заурядной улицей Москвы или Санкт-Петербурга, на которой жили (служили, ходили, дышали) одни только «герои» и «лауреаты» общенационального масштаба. Вот только кто-то же должен был им готовить, стирать, покупать на рынке продукты и рассказывать в детстве сказки? Не говоря уже о том, что перед Богом жизнь этих людей была не менее драгоценной, чем жизнь отцов города.

Вспомним еще один пример. Как известно, на создание «Сикстинской мадонны» великого Рафаэля вдохновила простая зеленщица — женщина, торговавшая на городском рынке свежей зеленью и овощами, образ которой Рафаэль запечатлел в своем бессмертном творении. Или вспоминим о том, что именно в таких же неприметных кварталах и улицах Вятки выросли преподобный Стефан Филейский (род. в 1830) и преподобный Матфей Яранский (род. в 1855), прославившие наш город город и вятскую Церковь.

К тому же, мы были бы совершенно неправы, утверждая, что улица Богословская вовсе не имела известных «адресов» и «табличек». Имела, причем даже побольше, чем центральные улицы Вятки, вот только об этом мало кто знает. А большинству из нас, увы, даже не придет в голову над этим задуматься. Загадка Богословской улицы открывается лишь тем, кто способен прорваться за границы «рационального» мышления, как «черт ладана» боящегося смерти и из этого страха избегающего всего, что напоминает о ней — например, кладбищ, которые современной цивилизацией вполне осознанно и целенаправленно уничтожаются. Под любыми предлогами и даже без таковых. В этом же ряду — уничтожение старинного Богословского кладбища, о котором было сказано выше и на котором упокоилось такое великое множество вятчан, что табличками в их честь можно было бы, при желании, облицевать все фасады домов по Богословской улице.

Возможно, со временем кто-то из вятских краеведов напишет подробную историю Богословского кладбища и укажет места захоронений наиболее важных для исторической памяти вятчан. Заметим лишь, что земля в северной части города — на старой Казанской дороге при пересечении ее с улицей Владимирской (совр. ул. К. Маркса) — была отведена под новое городское кладбище после Указа Екатерины II от 7 февраля 1772 года. Этот указ категорически запрещал хоронить горожан в церковных оградах, переполненных к тому времени различными захоронениями. Исключение делалось только для духовенства и благотворителей, сделавших в храмы наиболее крупные вклады.

Интересно, что это был уже второй указ императрицы: первый подобный ему указ 1762 года власти проигнорировали. Причем не только в Хлынове, но во всей России. Ведь раньше считалось, что за церковной оградой могут быть похоронены только самоубийцы и другие нераскаявшиеся грешники, «верные» же должны упокоиться в церковной ограде. К тому же так было удобнее творить поминовение почивших — все было рядом: и храм, и погост, и родительские могилы. Но молодая и горячая кровь императрицы-немки желала во всем «порядка», и сопротивляться этому провинция долго не могла. Так в Хлынове возникли Богословское и Ахтырское кладбища.

Но почему земля под первое, самое большое из них, была отведена именно здесь — на старой Казанской дороге? Чем больше задумываешься наж этим вопросом, тем больше убеждаешься в мудрости этого решения и удивляешься тому, с каким вниманием и пониманием народных традиций оно было принято.

Дело в том, что под новое городское кладбище отводилось не пустое место, а земли бывшего мужского Подгорного Богословского монастыря, существовавшего в 1723-1762 гг. Этот монастырь был создан в начале 1723 года по указу вятского епископа Алексия (Титова). В отличие от Трифонова монастыря, в котором в эти годы интенсивно шло каменное строительство, Богословский монастырь долгое время оставался небольшим и деревянным, но был любим вятскими владыками. В частности, больше внимание этому монастырю уделял епископ Лаврентий (Горка, 1733-1737), при котором обителью управлял игумен Лаврентий (Полторицкий). В те годы на территории монастыря располагались два деревянных храма, братские келлии, дом настоятеля и различные служебные постройки.

В 1740 году вятским епископом Вениамином (Сахновским) была дана храмозданная грамота на возведение в монастыре каменной Богословской церкви взамен деревянной, пришедшей в ветхое состояние. К апрелю 1742 года кирпич и все необходимые для строительства материалы были заготовлены, но… работы пришлось отложить на неопределенный срок. Причиной тому, возможно, послужил перевод епископа Вениамина на Воронежскую кафедру (17 января), но еще больше — строительные работы, начавшиеся в Трифоновом монастыре весной 1742 года: сначала здесь был возведены новый Братский корпус и северо-западная угловая башня и, наконец, началось строительство каменных монастырских стен, растянувшееся на многие годы. Искусных каменщиков не хватало, поэтому неудивительно, что строительство каменной церкви в Богословском монастыре затянулось.

Наконец, 8 апреля 1764 года «теплый» придел Богословского храма был возведен и освящен в честь Смоленской иконы Божией Матери. Но неожиданно грянула новая напасть — в том же году неутомимая императрица начала осуществлять реформу церковного управления, в результате которой была упразднена треть русских монастырей, земли которых плавно перетекли через «государев фонд» в руки дворянских родов, особенно много потрудившихся для императрицы. Богословский монастырь г. Хлынова был закрыт, его церковь из монастырской «поверстана» в приходскую, монашествующие переведены в Слободской Богоявленский монастырь, а имущество и книги отвезены в Тобольск и розданы по тюменским церквам.

Все это время каменная Богоявленская церковь стояла недостроенной. Но приходской она оставалась недолго: когда в 1774 году неутомимая императрица потребовала от своих подданных упокоиться за пределами родных приходов, территория бывшего Богословского монастыря была очищена от ветхих деревянных строений и обращена в городское кладбище, церковь же стала кладбищенской. Причем в документе об учреждении кладбища было сказано, что оно отводится, прежде всего, для погребения священно-церковнослужителей и членов их семей. Эта деталь тоже неслучайна: как известно, именно святому апостолу и евангелисту Иоанну Богослову были открыты Господом тайны Апокалипсиса, и поэтому духовенство издавна почитало его своим покровителем.

В 1784-1794 гг. вятский купец Стефан Яковлевич Машковцев достроил каменную Богословскую церковь, соорудив в ней сначала теплый придел в честь святого первомученика архидиакона Стефана, холодный придел в честь святого Иоанна Богослова, колокольню и церковную ограду. К сожалению, автору статьи не известны фотографии Богословского храма, но можно предположить, что по своему внешнему виду он был близок другим вятским церквам — его ровесницам: Владимирской, Всехсвятской, Предтеченской — все они были трехпрестольными и однокупольными.

Долгое время кладбищенская Богословская церковь не имела своего штата и потому в течение XIX века не раз меняла «прописку»: в 1812-1823 гг. она была приписана к Всесвятской и Знаменской церквам, в 1823-1851 — к Предтеческой, в 1852-1889 — снова к Всесвятской, в 1890-1901 — к Воскресенскому собору. Наконец, в 1901 г. в Богословской церкви была открыта штатная вакансия священника. Как показали дальнейшие события, это решение оказалось пророческим, так как с началом гонений спасло храм от немедленного закрытия — Богословская церковь была закрыта только в 1936 году одной из последних в городе. Вскоре после этого храм был разрушен, а кладбище «ликвидировано». Все что осталось от него, — одинокая могила большевика Горбачева (ум. в 1906) во дворе средней школы №48. Остальные сотни и даже тысячи захоронений стерты с лица земли, также как и сам Богословский храм — без какой-либо «необходимости». Хотя какая может быть «необходимость» в уничтожении святых для народа мест? Очевидцы рассказывали, что при прокладке в 1950-е годы Октябрьского проспекта, задевшего территорию кладбища, кости и черепа находили так часто, что даже дети перестали пугаться, когда находили их на стройке.

И все же «необходимость» в уничтожении этого кладбища была. По крайней мере, для тех, кто в 1923 году переименовал улицу Богословскую в Советскую — теперь получалось, что «улица Советская ведет на кладбище». А это, ой, как нехорошо! Этим переименованием, по сути, был подписан смертный приговор как самой Богословской церкви, так и кладбищу, на котором упокоились тысячи наших предков. Неслучайно, новая власть постаралась не просто «закрыть» кладбище, но стереть саму память о нем. С годами его территория была перепланирована, густо застроена и «запечатана» зданием Дома культуры им. 1 Мая. В 1990-е годы с переименованием этого ДК в ОДНТ (областной дом народного творчества) круг окончательно замкнулся — скоморохи заплясали на костях священников и горожан, упокоившихся в этом святом и дорогом для каждого вятчанина месте.

Священник Александр Балыбердин, кандидат исторических наук

Богословская улица — с 1918 года 2-я Советская линия, затем — Советская улица. Богословской улица именовалась по названию кладбища на северо-западной окраине города (на месте ОДНТ) и кладбищенского храма св. Иоанна Богослова. Церковь была разобрана в 1930-е годы, кладбище снесено в конце 1950-х годов при строительстве Октябрьского проспекта. Кладбище здесь было устроено в конце ХVIII века — указом от 17 ноября 1771 года Сенат запретил по всем городам захоронение при церквах и потребовал создать кладбища за городской чертой. Что и было сделано. На Богословском кладбище были похоронены многие известные вятчане. Увы, это не спасло кладбище от уничтожения. Оставили лишь могилу (или кенотаф) основателя местной ячейки РСДРП Василия Горбачева.

https://tornado-84.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.