ул. Острожная (Мопра)

Впервые на плане Вятки улица Острожная появилась в 1812 году и, подобно большинству улиц, пересекавших город в западном направлении, продолжалась от набережной реки Вятки до улицы Гласисной (совр. Октябрьского проспекта). Наш современник, знающий о том, что в начале современной улицы МОПРа (ранее — Острожной) помещается Первый следственный изолятор (СИЗО-1), скорее всего скажет: «Здесь всё ясно: «острог» — это тюрьма, отсюда и название улицы». Но не будем спешить с выводами, потому что на пути к истине нас ожидает ряд открытий и вопросов, на которые в дейстительности не так-то просто найти ответ.

Начнём с того, что в древнем Хлынове острог, конечно, был — по причине, понятной каждому взрослому человеку, — по причине нашего несовершенства. Или, как более точно и образно говорит о том Православная Церковь, по причине поражения каждого человека первородным грехом. Где же он находился? Как известно, единственное изображение Хлыновского Кремля, сделанное очевидцем, донесла до нас икона «Преподобный Трифон Вятский перед Богородицей». На ней слева — за Спасской башней — мы видим «высокую глухую ограду, за которой виднеется домик, а перед наглухо закрытыми воротами в ограде — ещё изба». Это и есть городская тюрьма, находившаяся тогда недалеко от перекрёстка современных улицы Московской и Динамовского проезда.

Так «прочитал» прорисовку иконы А.Г. Тинский, который в книге «Вятка. Главная улица» в подтверждение своей догадки приводит отрывок из документа 1629 года, который называется «Челобитная и на оную государева грамота о тюрьме, от которой Воскресенской церкви теснота бывает». Это челобитье «Воскресенских попов» Григория и Лариона, которые пишут царю о тюрьме, поставленной в 1628 году близ паперти Воскресенской церкви, и просят государева разрешения перенести эту тюрьму в другое место, ибо «колокольни поставить негде» и «колокола стоят в паперте». Царь в просьбе отказал и отвечал вятскому воеводе Василию Петровичу Чевкину, что «ныне та тюрьма стоит пуста и скверности от неё никакой нет», а колокольню велел ставить «с другой стороны тюрьмы» (с.186-187). Так она и простояла до конца XVII века, попав благодаря современнику на одну из древнейших вятских икон, пока не сгорела в страшном пожаре 1700 года, уничтожившем весь Хлыновский Кремль.

Конечно, можно предположить, что после этого пожара тюрьма была вынесена из Кремля. Это даже более чем вероятно… Но вот что примечательно: несмотря на внешнее сходство с острогом, Хлыновская тюрьма в цитируемом выше документе «острогом» не называется, но именуется прямо и только «тюрьмой». Можно предположить, что и через сто с лишним лет — в 1812 году, когда возникла улица Острожная — вятчане тюрьму «острогом» не называли. Следовательно, название улицы связано не с тюрьмой. Но с чем? И что, собственно, называли «острогом»?

На помощь приходит Интернет: «острогом» в Древней Руси называли ограду из острых кольев и плетня, устраиваемую во время осады неприятельских городов. Начиная с XIII века острог состоял из тына, отвесно вкопанного и сверху заострённого («стоячий острог»), тына наклонно вкопанного («косой острог») и так называемых «тарас», т.е. бревенчатых венцов. Деревянная ограда для острога помещалась на местности горизонтальной или на вершине небольшого земляного вала и была окружена с наружной стороны рвом. Острог большей частью имел вид четырёхугольника, по углам его — башни, сообщение с полем — через проезжие башни. Высота стены — от 2 до 3 саженей. Острогом или «острожками» назывались в летописи и употреблявшиеся при осаде подвижные городки или башни с воинами, из которых стрелки очищали путь к городу для подвигавшегося сзади войска. Иногда острогом назывался и весь укреплённый стан».

Итак, острог — это ограда из острых кольев и плетня. Но откуда он здесь, за городом, взялся? Кто и с какой целью соорудил его? Следуя справке из Интернета, можно предположить, что он был устроен врагами, осаждавшими столицу Вятской земли. Не устюжанами ли? Неужели перед той самой битвой в Раздерихинском овраге, когда «своя своих не познаша»? И вот уже почти готова очередная «историческая сенсация»! Надо только подключить воображение…

В действительности же всё проще и естественнее. Не будем распаляться воображением, а лучше заглянем в документ. Перед нами — «Благословенная грамота» архиепископа Вятского и Великопермского Дионисия от 24 мая 1711 года о том, как «били челом нам, преосвященному архиепископу, нашей архиерейской паствы, богоспасаемого града Хлынова посацкие люди Григорий Глухих с товарищи» и просили разрешить им построить «за острогом, при конце Воскресенской улицы, на огородном месте Герасима Шмелёва» новую церковь во имя святого Иоанна Предтечи. Владыка «душевно порадовался их благому начинанию» и разрешил строительство храма, который и стоит до сих пор «близь земляного городового валу, но за острогу».

Вот и объяснение. Взгляните на план древнего Хлынова, который в 1660-х гг. был обнесён земляным валом с отвесно вкопанной в него и сверху заостренной деревянной оградой — «острогом». Остатки этого земляного вала ещё сегодня можно видеть во дворе детского сада №145, что находится за домом №33 по ул. Пятницкой (совр. ул. Ст. Халтурина). И сегодня, спустя 350 лет, этот вал всё также служит людям: зимой дети катаются с него на санках и ледянках. Где-то здесь стояла Ильинская башня, через ворота в которой можно было выехать в пригородный Спенчинский стан, на Филейку и дальше. Даже сам рельеф этого квартала — с перепадом высот от Пятницкой к Острожной — подсказывает, что именно здесь в конце XVII века заканчивался город, в котором мы сегодня живём и который так мало знаем.

Что примечательно, как следует из грамоты на основание Предтеченского храма, уже в 1711 году он оказался «за острогом». Сам же острог сильно пострадал в пожаре 1700 года и более не возобновлялся. Последние башни Земляного города были разобраны в 1740-е годы. К началу XIX века город уже далеко шагнул за острог, о котором помнили только прадеды и деды вятчан. Однако память о тех временах была бережно сохранена в названии Острожной улицы… по крайней мере до того момента, как сами основы жизни были потрясены страшной революцией 1917 года. «Цунами», поднятое этим «землетрясением», дошло до Острожной улицы уже в дни красного террора — 23 сентября 1918 года она была переименована в 4-ую Советскую улицу. Чем не угодило новым властям историческое название, совершенно непонятно.

12 сентября 1924 года улице дали новое название — МОПРа. Сегодня это название большинству из нас ничего не говорит, но в те годы было известно каждому — в январе 1923 г. в Вятке начало свою деятельность первое в стране отделение Международной Организации Помощи Борцам Революции (МОПР), члены которого взяли шефство над политическими заключенными трёх тюрем: в Германии, Литве и Польше. Казалось бы, благое начинание? Однако спросим — при чём здесь улица Острожная? И ещё, как известно, организация МОПР просуществовала до 1947 года, и автору этих строк трудно представить, как могли её члены бороться за свободу «узников капитализма» и одновременно молчать о невинных жертвах сталинского режима в своей собственной стране?

Священник Александр Балыбердин, кандидат исторических наук

Острожная, другое название — Заострожная (4-я Советская линия) 12 сентября 1924 года была названа в честь МОПРа — международной организации помощи борцам революции (т. е. осужденным и находящимся в заключении иностранным революционерам). Вятку в 1920-е годы называли «городом МОПРа», поскольку Вятское губернское отделение МОПР было одним из самых многочисленных и деятельных в СССР. Острожной улица называлась вовсе не в честь тюрьмы, как думают некоторые кировчане, а по острогу — частоколу из бревен на верху вала, который проходил по северной границе хлыновского посада (об этом говорит второе название улицы — Заострожная, т.е. находящаяся за острогом).

https://tornado-84.livejournal.com/

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.