ул. Копанская (Герцена)

Вытянувшись вдоль Засорного оврага в юго-западном направлении, улица Копанская напоминает нам о «дорегулярной» Вятке, улицы которой ещё не знали «высочайше утверждённых» градостроительных планов и естественно следовали уникальному рельефу нашего города. Таковыми были все без исключения улицы и переулки старого Хлынова — Пятницкая, Ильинская, Морозовская, старая Московская и другие. Но ни одна из них, к сожалению, не сохранила своего прежнего направления в Губернской Вятке: в 1784 году все они были «выправлены» указом просвещённой императрицы Екатерины II, пожелавшей, чтобы её подданые ходили по улицам русских городов также, как ходят солдаты по плацу — только под прямым углом — даже если для этого надо все эти города разрушить до основания и затем перестроить по новым «регулярным» планам. Прочитав эти строки, современник, скорее всего, спросит: «Чем же была так хороша старая, радиальная планировка города? Это сколько же времени понадобилось бы мне тогда, чтобы добраться по извилистым улицам старого Хлынова, скажем, до Центрального универмага?» Что сказать на это?

Во-первых, очевидно, что место для строительства ЦУМа в наши дни выбиралось уже с учётом современной планировки города — невдалеке от железнодорожного и автомобильного вокзалов, на перекрёстке двух главных городских магистралей. Известно, что в средневековом Хлынове тоже был свой «ЦУМ» — городской торг, находившийся за Спасским собором, где ныне гоняет мяч повзрослевшая «ребятня» — и из любой точки города добраться к тому «ЦУМу» было проще простого, потому как все улицы Хлынова начинались на торгу и на торгу же заканчивались. Достаточно посмотреть на план Хлынова, чтобы убедиться в мудрости наших предков, которые, в отличие от нас, ходили на торг не «катетами», а «гипотенузами». Да и кто из нас, спеша по привычному маршруту на работу, не срезал по дворам или газонам эти ненужные углы наших перекрёстков? Ответ очевиден.

Во-вторых, как часто это бывает, желая улучить наших предков в «отсталости» и «непросвещённости», мы очень часто обнаруживаем непонимание самых элементарных вещей. Также и в этом случае. «Радиальная» планировка Хлынова не была хуже или лучше современной — она была естественной для средневекового города, потому как возникла и развивалась вместе с ним. Улицы Хлынова по кратчайшему пути связывали самые важные для жителя точки — городской торг, приходской храм, а также одну из башен посада, воротами которой можно было выехать из города в нужном направлении за товаром или строительным лесом, на покос или лесную делянку. В отличие от нас, всегда спешащих с работы на работу, в магазин или школу за детьми, наши предки большую часть времени проводили в своей усадьбе — за работой или домашними делами. И даже в воскресный день после посещения приходской церкви они вновь возвращались в свой дом к детям, родителям, делам. Именно усадьба и храм, а не улица и офис, были средоточием их жизни.

Что может сегодня напомнить нам об этом забытом «рецепте негромкого счастья»? Пожалуй, только улицы старой Вятки да два замечательных своей древностью каменных дома, тяготеющих ныне к той же улице Копанской. Первый — это дом секретаря Вятской провинциальной канцелярии Аверкия Ивановича Перминова, поставленный около 1755 года в самом начале древней Никитской улицы, а ныне хотя и «прописанный» по адресу ул. Дрелевского, 10-а, но открывающийся нам именно с улицы Копанской. В советские годы он был суетливо спрятан за огромный «дом чекистов», что полукругом венчает угол улиц Ленина и Герцена. Сегодня он почти не заметен большинству горожан, а когда-то здесь была огромная усадьба весьма «могучего» на Вятке человека — с конюшней и каретником, господской и людской банями, покоями для конюхов и прачек, а также обширным садом с яблонями и ягодными кустами, сбегающими по юго-восточному склону оврага к речке Засоре. В 1785-1803 гг. эту усадьбу занимали первые вятские губернаторы, затем более четверти века — первые вятские гимназисты (до 1842 года). В 1903-1904 гг. древний дом Перминова был расширен за счёт двух боковых пристроев и приютил городскую телефонную станцию. Сегодня вид его печален, а между тем благодаря своему «нерегулярному» расположению он, как никакое другое здание, напоминает нам о древнем Хлынове.

Второму дому — питейному — повезло чуть больше: в 1973-75 гг., к своему двухсотлетнему юбилею, он был отреставрирован и под именем «Приказная изба» вошёл во все туристические марштруты, хотя совсем не имеет столь славной истории, как дом Аверкия Перминова. Да не смущается наше сердце при слове «питейный дом» — в те годы, при существовании государственной монополии на горячительные напитки, такие места служили, прежде всего, для пополнения казны. Примечательно расположение питейного дома — окнами на Трифонов мужской монастырь: дескать, «гуляйте, купцы, да не забывайте о Боге и своих семьях». И этим он тоже напоминает нам о «дорегулярной» Вятке. Сейчас всё куда прозаичнее…

К сожалению, добрые слова, относящиеся к «дорегулярным» вятским улицам, к самой улице Копанской мы можем отнести лишь «постольку-поскольку» — в древнем Хлынове этой улицы не было, а возникла она всё в том же 1784 году. Пройдя вдоль неё, легко заметить, что в действительности современная улица Герцена состоит из двух улиц — Копанской (западная часть) и Надзасорной Набережной (восточная часть), границей между которыми будет излом улицы недалеко от Вятской гуманитарной гимназии — там, где она вплотную подходит к Засорному оврагу. А.Г. Тинский в книге «Вятка. Улицы, площади, дома» так рассказывает об этом: «Когда в 1784 году в далёком Петербурге создавался новый «регулярный» план Вятки, члены комиссии, не зная подлинной глубины Засорного оврага, провели новую Копанскую улицу параллельно Спасской (современная ул. Дрелевского) таким образом, что часть домов должна была бы оказаться на дне Засоры. Понятно, что строиться на дне оврага никто из вятчан по своей воле не стал бы. Тогда, доработав столичный проект, вятские архитекторы попытались создать вместо одной улицы две — двусторонную Копанскую и Надзасорную набережную с односторонней застройкой вдоль всего северного склона оврага. Квартал от улицы Вознесенской до питейного дома застроили довольно быстро, а вот строиться на участке между Вознесенской и «изломом» улицы желающих не нашлось. Тогда со временем Надзасорную набережную упразднили, и все ранее построенные усадьбы стали числить за Копанской, которая на плане 1812 года уже совпадает с современными границами — от Казанской (современная ул. Большевиков) до Гласисной (современный Октябрьский проспект)».

Не менее интересно происхождение самого названия улицы Копанской, которое она унаследовала от небольшого, но достаточно глубокого оврага — отвершка Засоры. Сейчас оврага с таким названием на карте города нет. Он давно уже засыпан, но всё же угадывается в середине квартала между улицами Никитской (современная ул. Володарского) и Владимирской (современная ул. К. Маркса) в виде пересекающего его естественного углубления. Здесь, на склоне бывшего Копанского оврага, летом 1957 года прихожане вятских храмов приобрели у частных лиц небольшой деревянный домик, который стал резиденцией вятских епископов — новым Архиерейским домом. Угадывается Копанский овраг также и при движении по улице Никитской (современная ул. Володарского) как углубление в квартале между двумя улицами — Копанской и следующей за ней Стефановской (современная ул. Молодой Гвардии). Перепад высот здесь ещё более ощутимый. И это неслучайно: именно здесь, под стенами Никитской башни Хлыновского посада, Копанский овраг когда-то почти под прямым углом «впадал» в Засору. Начинался же он тремя кварталами выше во дворах Первой музыкальной школы и детского кинотеатра «Смена», что на улице Спасской (современная ул. Дрелевского). Конечно, открыть исчезнувший Копанский овраг легче, чем найти Атлантиду, но это тоже открытие. И помогло нам сделать это открытие родное название улицы — Копанская.

Чужим и непонятным это название может показаться нам, пожалуй, лишь на первый раз. В уже названной выше книге А.Г. Тинский приводит следующее толкование В. Даля: «Копань — неглубокий ямный колодец без сруба; деревня, исподволь при копанях поселившаяся, нередко называемая Копанями». И далее: «Здесь непременно копали глину для кладки очагов. Здесь на ключах брали воду из ямных колодцев. Возможно, было здесь и поселение с названием Копани: ведь название слободки «Владимирская» возникло только в 18 веке, после постройки каменной церкви Владимирской Божией Матери» (с. 125). Известно, что в те годы по руслу Копанского оврага стекал и впадал в речку Сорку небольшой, но живой ручей. Следовательно, вода здесь залегала неглубоко, и в Копанском овраге жителями южной части Хлынова действительно могли быть устроены ямные колодцы с водой, в которой они нуждались повседневно.

Неожиданно новый оттенок в толкование названия Копанской улицы вносит словарь церковно-славянского языка, называющий «копаницей» искусственно сооруженный ров. И, действительно, обратившись к плану Хлынова второй половины XVII века нельзя не заметить, что буквально в нескольких метрах за Копанским оврагом фактически параллельно ему возвышалась насыпь земляного вала, соединяющего Никитскую башню посада с башней Московской. Следовательно, наши предки вполне могли использовать этот овраг в качестве оборонительного рва, прикрывающего юго-западные рубежи Хлынова. Логично предположить, что и засыпан Копанский овраг был именно тогда, когда был срыт и сброшен в него грунт земляного вала. Примечательно, что при этом наиболее поднятой оказалась именно та часть оврага, которая наиболее близко подходила к земляному валу — на перекрестке улиц Никитской (современная ул. Володарского) и Копанской (современная ул. Герцена). Эта работа позволила несколько сгладить неровный рельеф Копанской улицы и тем самым способствовала застройке в соответствии с «регулярным» планом 1784 года.

23 сентября 1918 года улица Копанская была названа 7-ой Советской линией, а 11 июня 1923 года ей было присвоено имя Александра Ивановича Герцена, который, как тогда считалось, в годы вятской ссылки проживал в доме №1 по этой улице. Историки могут ещё много лет спорить о вкладе А.И. Герцена в революционное движение и просвещение России. Нас, конечно, не может не радовать, что улица Копанская получила имя человека, который, в отличие от К. Маркса, Ф. Энгельса, Р. Люксембург, К. Либкнехта и Дж. Маклина, действительно ходил по улицам Вятки и помнил о ней до конца своих дней. В свете этого совершенно оправданным выглядит присвоение имени А.И. Герцена старейшей научной библиотеке области, основанной в 1837 году при его непосредственном участии. Но при чём здесь улица Копанская, в основании которой великий русский демократ никак не участвовал? А, может быть, кому-то её название кажется слишком простым и незамысловатым? Ну чтож, предки наши, по определению М.Е. Салтыкова-Щедрина, и впрямь были людьми «простодушными». Только разве это недостаток? К тому же, почему-то хочется верить, что если мы вернём Копанской её родное имя, сам Александр Иванович на нас не обидится… Из любви к Вятке.

Священник Александр Балыбердин, кандидат исторических наук

Копанская (7-я Советская линия) в 1923 году стала улицей Герцена. Долгое время общепринятым было мнение, что находясь в Вятке, Герцен некоторое время жил в доме на углу Казанской и Копанской улиц (ул. Герцена, № 1). Отсюда и идет новое название улицы. Позднее выяснилось, что Герцен жил в доме, который с 1863 года и доныне занимает Вятская публичная библиотека. Впрочем, это здание тоже стоит на улице Герцена (и библиотека с 1917 года носит имя Герцена). Копань (копанец) — ров, яма. Копанским в старину назывался левый отвершек Засорного оврага, проходивший от перекрестка улиц Герцена и Володарского на северо-запад (обозначен на плане города Хлынова 1759 года). Копанью могли называть и ров хлыновского посада.

https://tornado-84.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.