ул. Семеновская (Воровского)

 В 1784 г., когда создавался новый «регулярный» план губернской Вятки, южная граница города проходила по улице Орловской. Далее начинались пригородные слободки и деревни. В начале XIX века они были включены в территорию города. Началась их застройка. Первой «регулярной» улицей здесь стала улица Семёновская. Впервые на плане Вятки она появляется в 1812 г. Протянувшись в западном направлении от улицы Вознесенской (современная Ленина) до ул. Гласисной (современный Октябрьский проспект), Семёновская улица прошла по одной из наиболее возвышенных частей города, но ещё долгое время по-прежнему оставалась городской окраиной и имела «деревенский» вид.

      Днём, навсегда изменившим не только образ Семеновской улицы, но и образ всего губернского города Вятки, стало 30 августа 1839 г., когда в центре Хлебной площади на пересечении перспектив улиц Семёновской и Казанской состоялась торжественная церемония закладки храма во имя святого князя Александра Невского. Проект собора по заказу городского общества выполнил ссыльный академик Александр Лаврентьевич Витберг, осуществивший в провинциальной Вятке свою идею Храма Христа Спасителя, которую ему не дали воплотить в жизнь в столице России. Ровно четверть века Вятка «всем миром» возводила этот величественный собор. В 1864 г. он был освящён, а в 1895 г. вокруг собора был устроен сквер, окруженный красивой чугунной оградой. Именно таким храм и предстаёт перед нами на снимках С. Лобовикова. С постройкой собора бывшая Хлебная площадь получила название Александровской.

Сегодня немногие знают, что Александровский собор не был единственным храмом на Семёновской улице. Существовала ещё одна церковь — храм во имя Ахтырской иконы Божией Матери, построенный в 1795 г. «иждивением» коллежского советника Иоанна Безрукого и его жены Параскевы Сергеевой на территории старого Ахтырского кладбища. В советские годы здесь выросли корпуса областной больницы. А храм стоит до сих пор — за главным самым высоким больничным корпусом. Только без колокольни и купола. Поэтому узнать его непросто. Сегодня в нём — склад или цех, а мог бы стать замечательным больничным храмом.

Но вернёмся к названию улицы Семёновской. Оно кажется таким простым и понятным, что даже не привлекает нашего внимания. «Семёнов в России немало, значит и улиц с таким названием несчесть», — многие думают именно так. А между тем в своём названии Семёновская улица сохранила память о трагических событиях, развернувшихся на северо-востоке Руси в конце XIV — начале XV веков. Связана она как с именами русских князей, так и с именами татарских ханов Тохтамыша и Тамерлана, с древним вятским селом Кстинино и с самым молодым в нашей области городом Кирово-Чепецком.

      Как известно, заселение Вятской земли в первые века её существования осуществлялось в основном жителями новгородской земли. В XIV веке, по мере освоения земель на северо-востоке Руси, некоторые из сложившихся здесь княжеств вступили в борьбу с Новгородом, желая установить контроль над его наиболее удалёнными землями. Примерно в 1378 г. Вятская земля формально стала владением суздальско-нижегородского князя Димитрия Константиновича, после смерти которого (1383 г.) в княжестве развернулась борьба между сыновьями умершего князя — Семёном и Василием — и их дядей Борисом Константиновичем. В эту междоусобицу оказалась вовлечена даже Орда — в 1391 г. хан Тохтамыш, выступая на стороне князя Бориса, направил на Вятку войско татарского царевича Бектута, который разграбил и сжёг город и с большой добычей вернулся в Орду. Вятчане не остались в долгу и на следующий год совершили удачный военный поход на Волжскую Булгарию, входившую в состав Золотой Орды.

      Междоусобица длилась более 15 лет и завершилась в 1399 г. разделением княжества: Нижний Новгород достался князю Борису, а Суздаль и Вятка — князьям Семёну и Василию. Но тут неожиданно в ход событий вмешался московский князь Василий (сын св. блгв. кн. Димитрия Донского): ему удалось добиться у хана Тохтамыша ярлыка на владение Суздальско-Нижегородским княжеством и присоединить его к Москве. Нижний Новгород покорился быстро, а вот князья Семён и Василий оказали упорное сопротивление и даже заручились поддержкой нового хана Тамерлана (Тимура), приславшего им на помощь тысячу татарских воинов. Однако в 1401 г. им всё-таки пришлось сложить оружие и признать власть московского князя. По летописи, важную роль в этом сыграл передовой отряд москвичей, захвативший в Никольском погосте (село Усть-Чепца, ныне — Кирово-Чепецк) жену князя Семёна — княгиню Александру — с боярами и всем княжеским двором.

      По заключении мира князь Василий поселился в Городце на Волге, а тяжело больной князь Семён Димитриевич с княгиней Александрой и её двором поселился в Вятке. Из-за тяжёлой болезни прожил он здесь недолго (всего пять месяцев), умер и был похоронен в Вятке. Княгиня же Александра с детьми и двором продолжала жить в городе, заведя под ним несколько хозяйств, в том числе Кстинино. В 1412 г. её дети, молодые князья, вновь попытались вернуть себе прежние владения — Нижний Новгород и Суздаль — но безуспешно. В 1416 г. они признали власть московского князя и навсегда покинули Вятку. Место в городе, где некогда стоял княжеский двор, а теперь опустевшее и отданное «на кормление» хлыновским воеводам, в народе назвали «Семёновской пустошью». Со временем здесь возникла деревня Семёновская, а когда растущий город поглотил её, появилась Хлебная площадь, от которой в 1812 г. начала свой бег на запад Семёновская улица. Вот так вроде бы простое название улицы говорит знающему человеку о многом.

      И ещё одно замечание. Согласно вятскому преданию, именно к описанному выше периоду (1383 — 1416 гг.) относится обретение на реке Великой и перенесение в Вятку (Хлынов) чудотворного Великорецкого образа Спасителя Николая, чему князь Семён, княгиня Александра, а также их дети и весь княжеский двор могли быть свидетелями. А что, если не только «свидетелями»? В «Сказании» об этом чудотворном образе указано, что он явился «утешением» для первых православных жителей нашего края. Не было ли связано его перенесение в Вятку (Хлынов) с болезнью князя Семёна или другими скорбями, что выпали на долю опальных князей? Может быть, со временем мы сможем ответить на эти вопросы.

      Следует признать, что сегодня эти вопросы интересны немногим. Что говорить о тех годах, когда проклинать родное прошлое считалось «хорошим революционным тоном». 11 июня 1923 г. решением городских властей улица Семёновская была переименована в улицу имени Вацлава Воровского — советского дипломата, убитого «белогвардейцем-эмигрантом» 10 мая 1923 года. Неполных три года — с февраля 1899 г. по декабрь 1901 г. — он провёл в вятской ссылке в г. Орлове. Этого оказалось достаточно, чтобы перечеркнуть его именем богатейшую историю Семёновской улицы.

      К слову сказать, 20 сентября 1918 г. в г. Орлове революционерами был убит 72-летний протоиерей Михаил Тихоницкий, посвятивший Вятской земле всю свою жизнь. Но, в отличие от имени Вацлава Воровского, имя отца Михаила вятчане несколько десятилетий произносили шёпотом, опасаясь быть записанными во «враги народа», но всё же сохранили память о нём: 20 сентября 2003 г. протоиерей Михаил (Тихоницкий) был причислен Русской Православной Церковью к лику святых. Хочется верить, что скоро и Семёновской улице вернётся её добрая слава и родное имя.

Священник Александр Балыбердин, кандидат исторических наук

Семёновская улица (10-я Советская линия) была переименована 11 июня 1923 года Вятским совдепом в честь большевика и советского дипломата Вацлава Воровского, убитого 10 мая 1923 года в г. Лозанне (Швейцария). Семёновской улица называлась по имени старинной слободы (в районе нынешнего парка им. Гагарина). Название слободки происходит скорее всего от имени нижегородского князя Семёна Дмитриевича, который в 1401 году был сослан в Вятку, и его имение помещалось где-то недалеко от этого места. Украшением улицы является особняк П. И. Бальхозина (дом №27). Неподалеку (дом №16) находится усадьба Клобуковых (купца Петра Павловича Клобукова и его жены Зинаиды Дмитриевны, которая была скульптором). Южнее Семеновской улицы помещалось второе городское кладбище — Ахтырское. С начала 1950-х гг. это территория областной больницы, а перестроенная под склад маленькая Ахтырская церковь — единственное напоминание о снесенном кладбище.

https://tornado-84.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.