Дом Чарушина И.А.

Первым известным сегодня владельцем здания был купец В. Калинин, который в 1857 году продал «деревянный на каменном фундаменте дом» чиновнице Ардашёвой. От неё в 1871 году имение перешло учителю А. Редникову, и уже у вдовы Редникова в августе 1895 года усадьбу с домом покупает губернский архитектор И. А. Чарушин, который жил здесь вплоть до 1930-х годов, до своего отъезда в Ленинград.
При Чарушине здание дважды перестраивалось: в 1897 году (расширено на сажень) и в 1907 (сделан пристрой); были устроены водопровод и канализация, калориферное отопление и электроосвещение.

Реконструируя постройку и приспосабливая её для проживания своей семьи и под архитектурную мастерскую, Чарушин в полной мере проявил мастерство архитектора-художника. Он создал неброский, но запоминающийся образ дома. Архитектор усложняет композиционное решение здания — он пристраивает к первоначальному простому прямоугольному объёму (с ритмичным рядом окон) дополнительный (с тройным окном). Устроив на границе двух разновременных частей дома крыльцо, поднимает на крыше — по оси входа — башенку-фонарь (она осветила глухое помещение прихожей), со стороны двора делает террасу с колоннами, балюстрадой и лестницей, ведущей в сад, разбитый позади дома.

Второй деревянный этаж постройки снаружи оштукатуривают и украшают накладными декоративными деталями — деревянными (стены фонаря, наличники окон, вынос карниза, балюстрада с парапетными столбиками по оси входа) и лепными (карнизы, русты, орнамент окон), а также металлическими ажурными элементами (кованые шпиль с прапором в завершении фонаря и козырёк входа, литая решётка крыльца). Светлая окраска стен придала облику здания ещё больше достоинства и благородства.

Парадные комнаты располагались во втором этаже. Их интерьеры были просторны, наполнены светом и зеленью. Крупными открытыми проёмами они объединялись в сплошную анфиладу. Углы проёмов заполняла тонкая резьба, имитирующая ажурное металлическое литьё. Штукатурные карнизы обегали периметр помещений, из лепных композиций в центре потолочных плафонов спускались изящные люстры. Цветные метлахские плитки пола имели в каждой комнате индивидуальный рисунок. Высокие филёнчатые двери вели в жилые комнаты и кабинет.

Все элементы наружной и внутренней отделки дома отличает скурпулёзность, с которой они прорабатывались, изготавливались и устанавливались на место. Многие из описанных декоративных деталей исчезли за годы коммунального владения. Только благодаря недоступности (зашит проём в перекрытии) до сегодняшнего дня пока ещё сохраняется роспись (античный орнамент в технике гризайль) по внутренним граням светового фонаря прихожей.

В 1920-е годы в доме размещался Вятский губернский комитет по делам музеев и охране памятников, в котором работали художник Н. Н. Румянцев и директор музея местного края А. С. Лебедев.

Дом В. Калинина. http://www.archidesignfrom.ru

Третий дом (Ст. Халтурина, 15) ныне претендует на музеефикацию. Как дом архитектора И.А. Чарушина. Конечно, от провоз­глашённых задумок до реального их воплощения — дистанция огромного размера. Особенно в нищей (когда дело касается культуры и памяти) Вятке. Но будем надеяться, что поклонники творчества Ивана Аполлоновича добьются своего, а власти не отважатся окон­чательно замуровать действующую церковь в каменный колодец. Тем более что не одним именем архитектора и его сына-художника памятен старый дом.

В отличие от двух предыдущих домов этот за свою двухвековую историю поменял немало хозяев. Вначале (1794 год) усадебное ме­сто с обязательством возвести дом на низком каменном фундаменте в самом углу Предтеченской площади получил Вятской штатной роты прапорщик Семен Киселёв. Но уже в списке 1816 года дом — за доктором Быстроглазовым. За Быстроглазовыми дом оставал­ся по 1833 год. То есть, по сути, вся вятская жизнь писательницы М.А. Корсини прошла здесь. Кстати, писательница была женой известного столичного зодчего. Следующий хозяин — мещанин Варфоломей Лебедев. Далее — купец Василий Калинин, чиновница Ардашева, учитель Редников. И уж после Редниковых — Чарушины. Во времена Лебедева в доме квартировал прапорщик из поповичей Касьянов. Невесть какая фигура. Но в активе его простенькой жизни ранение в 1807 году под Фридландом, «военный орден Святого вели­комученика и страстотерпца Георгия N° 838» и прусский крест за храбрость. В активе же учителя латинского языка Редникова немало воспитанников, прославивших не только бренную Вятку.

В.А. Любимов. Старая Вятка.

Адресная книга: ул. Пятницкая, 15

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.