Дом Гусева Я. Ф.

В число 13 каменных зданий, которые были сооружены в Вятке с 1804 по 1812 год, входил и дом купца Якова Гусева, построенный на углу Казанской и Преображенской улиц по проекту исполняющего обязанности губернского архитектора М. А. Анисимова в 1810 — 1812 годах. Здание представляет собой двухэтажный, значительной протяжённости жилой дом. Помимо двух наземных этажей, имеющих коридорно-апартаментную планировку, есть ещё цокольный этаж. Жилые дома подобного типа, в основу которых положены примерные проекты конца XVIII — начала XIX веков получили широкое распространение в застройке русских городов в эпоху классицизма.

Архитектура здания носит явно выраженный классицистический характер. Главный фасад памятника, как и соседнего дома, был обращен в сторону официальной плац-парадной площади (теперь на её месте стадион «Динамо»). Строго по оси симметрии расположены парадный вход на первый этаж, балкон и небольшой фигурный аттик. Нижний этаж здания рустован; тонко профилированные оконные наличники включают замковые камни. Над окнами второго этажа помещены карнизы-сандрики. Строгость декоративного оформления здания несколько нарушает роскошный балкон, вынесенный буквально к проезжей части улицы и покоящийся на четырёх стройных литых колоннах. Ажурный подзор балкона представляет собой замечательный образец вятского литейного искусства XIX века.

Дом Я. Ф. Гусева, 1812 г. http://www.archidesignfrom.ru

На перекрестке улиц Казанской и Преображенской расположен интересный дом, прежде всего знаменитый своим большим балконом, на который невозможно выйти. Все дело в том, у балкона отсутствует пол. Когда и кто его разобрал не совсем понятно, некоторые старожилы утверждают, что сделано это было в ранние советские годы, когда дом был муниципализирован и подвергся многочисленным переделкам.

Сам «дом с балконом» имеет богатую историю. Он был построен в 1812 г. по проекту губернского архитектора М. А. Анисимова. Жилые дома подобного типа получили широкое распространение в застройке русских городов в эпоху классицизма. Архитектура здания носит ярко выраженный классицистический характер. Главный фасад здания был обращен в сторону Кафедральной (плац-парадной) площади г. Вятки. Строго по оси симметрии расположены парадный вход на первый этаж, балкон и небольшой фигурный аттик. Нижний этаж здания  рустован, тонко профилированные оконные наличники включают замковые камни. Над окнами второго этажа помещены карнизы-сандрики. Лишь роскошный балкон, вынесенный к проезжей части улицы, нарушает строгость здания.

Владельцем дома являлся купец, один из наиболее богатых людей Вятки – Яков Фокеев Гусев, известный не только своими предпринимательскими талантами, но и склонностью к эпатажу. Так,  кировский краевед Е. Д. Петряев писал, что в доме Гусева был «иной мир — мир стяжательства. Дом был известен шикарными обедами. О таких обедах Салтыков-Щедрин писал, что они только для того и делались, чтобы «казну обворовать поделикатнее». В XIX – начале XX в. в доме Гусева снимали комнаты разные и весьма интересные персонажи: известный астроном М.М. Гусев, революционер М. П. Бородин, слушательница Санкт-Петербургских врачебных курсов Е. Фармаковская, учитель пения, профессор Н. А. Преображенский, издатель А.А. Гурьев и т.д.

Балкон «Гусевского дома», наверное, действительно единственный в своем роде в нашем городе. Во всех справочниках и путеводителях про него пишут всегда, что это «замечательный образец вятского литейного искусства начала XIX в.». Но хорош он даже не своей конструкцией, массивностью, забавным отсутствием пола. А  в первую очередь тем, что было видно с этого балкона в XIX – начале XX вв. С балкона открывался прекрасный вид на главную площадь города, где происходили самые важные события: от ежегодных ярмарок до массовых публичных мероприятий. Стоя на балконе, Гусевы и их жильцы могли наблюдать, например, как в 1824 г. император Александр I смотрел за разводом вятского гарнизонного полка и производил подполковника Ростовщикова в полковники. Соответственно, проводя аналогии в наше время: если бы балкон был в нормальном состоянии, то жильцы дома на Казанской могли бы смотреть бесплатно футбол на стадионе «Динамо» и наслаждаться эстрадными концертами, которые в 1990-начале 2000-х гг. активно проводились на спортивном сооружении. Но, увы, такой возможности они лишены.

Сейчас в «доме Гусева» находится частный детский сад «Тэрос», гусевский балкон по-прежнему привлекает внимание горожан и вызывает массу вопросов.

Дом с «дырявым» балконом. http://kasanof.livejournal.com

А задолго до Клабуковых и Грязевых всей восточной частью квар­тала, выходившей на Казанскую улицу, иначе на плац-парадную (кафедральную) площадь, владели купцы Гусевы. Яков Фокеев Гусев «по плану и фасаду» 1810 года выстроил (предположительно в 1824 году) особняк на углу Казанской и Преображенской. Примерно тогда же (известно, что какой-то каменный дом появился здесь в 1816 году) встали флигель по Преображенской (до сноса — Энгельса, 4) и «дом Грязева». К «герценовским» временам чистая доходность гусевской недвижимости оценивалась в 14500 рублей, или считалась самой высокой в городе после доходности домов И.С. Машковцева (позднее приобретён мужской гимназией) и Е.П. Репиной (ныне комплекс «музей-театр»). Яковлевы сыновья поделили имение на две части. Угловой дом на Преображенской достался Петру, остальные дома и земли (с выходом на три стороны-улицы) — Фёдору. От наследников Фёдора в 1914 году его долю и приобрёл Клабуков.

Самый интересный из гусевских домов — конечно же, на углу Преображенской и Казанской. Тут и первозданность («ненадстроен- ность»), и уникальный балкон-балконище, и довольно опрометчивая характеристика, данная Е.Д. Петряевым…

Сравнивая этот гусевский дом с соседним, шедевром архитектора И.Д. Дюссар де Невиля, а самих Гусевых с интеллигентной, вольно­думной семьёй протоиерея И.Ф. Фармаковского, Евгений Дмитриевич писал:

«Здесь был иной мир — мир стяжательства. Дом был известен ши­карными обедами. О таких обедах Салтыков-Щедрин писал, что они только для того и делались, чтобы «казну обворовать поделикатнее».

Трудно сравнивать дома Гусевых и Спасского собора в архитек­турном отношении. Один благодаря колоннам и фронтону как бы устремился ввысь, другой — крепко, основательно встал на земле. И большущий балкон лишь добавил шири и приземлённости. Дру­гое дело — сравнивать жильцов (хотя, конечно, всякий человек по­добен Вселенной…), и тут нельзя согласиться с автором «Записок книголюба». Хотя бы потому, что в «мире стяжательства» родился и провел свои вятские годы известный астроном М.М. Гусев (1826, Вятка, — 1866, Берлин). Хотя бы потому, что в рассматриваемое писателем время у Гусевых квартировал «бывший, гимназист» М.П. Бородин (1873 г.), а в 1880 году — слушательница С.-Петербург­ских врачебных курсов Елизавета Фармаковская.

Чем-кем ещё памятен гусевский дом (или правильнее всё-таки — дома, т. к. иногда «преображенский» адрес Гусевых мог относиться и к следующему, 4-му, дому)? В 1865 году здесь размещалось мест­ное отделение Госбанка, в 1871-м — контора пароходства Булычёва. В начале века учительница А.А. Качмарская давала здесь уроки новых танцев, а оперный тенор, профессор Н.А. Преображенский — уроки пения. Примерно тогда же здесь квартировал и издатель А.А. Гурьев (1907 г.). Ещё здесь размещались ссудная касса (1889 г.), трактир некоего Зонова (1895 г.), телефонизированный кабинет кон­торы Главрыбы (1923 г.)…

И напоследок вновь о балконе. Вот тут, пожалуй, можно говорить о купеческой хватке, желании отхватить побольше, что, впрочем, для данного места было вполне оправданно. Повторю, балкон выходил на главную площадь, своего рода светский и духовный центр города. То есть с этого балкона, как из удобной ложи, можно было наблюдать все главные вятские действа-празднества.

Так, в 1824 году (полагаю, дом уже возвели) здесь, на площади, Александр Первый «изволил смотреть развод Вятского гарнизонного батальона» и произвёл подполковника Ростовщикова в полковники. А в 1837 году Александров племянник (наследник престола) при огром­ном стечении народа приезжал помолиться в кафедральный собор.

А ещё ежегодная ярмарка («свистунья») каждую весну на несколько дней превращала площадь перед гусевским балконом в своеобразную сцену, на которой торговали, веселились, ставили балаганные пред­ставления…

А в германскую отсюда, с плошали, уходили на фронт. А в граждан­скую здесь стали регулярно митинговать и хоронить убиенных крас­ных героев. Сохранившиеся фотографии военных смотров, митингов, похорон были сделаны как раз с этого, гусевского, балкона. А когда был выстроен стадион, с балкона стало можно бесплатно наблюдать футбольные матчи…

Ныне балкон — без настила, лишь чугунный каркас (столбы — колонны, решётка, «замечательный образец вятского литейного искусства начала XIX века»— ажурный подзор). На нём нельзя ни сидеть, ни стоять. И это символично.

В.А. Любимов. Старая Вятка.

Адресная книга: ул. Казанская, 73 / ул. Преображенская, 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.