Дом и флигель Колошина И. С.

На южной стороне Московской улицы обширным участком в конце XVIII века владел купец Иуда Сидорович Колошин (1755-1829). В 1792-1795 гг. он строит каменный двухэтажный дом по красной линии улицы и площади (архитектор Филимон Росляков). Купец со столь странным для нашего слуха именем (крещен в честь апостола Иуды Иаковлева) был человеком богатым, состоял в первой гильдии. Торговал с Петербургом, Архангельском, Уралом, Сибирью и т.д. Покупал и продавал зерно, льняное семя, пеньку, сало, кожи, железо и проч.; брал строительные подряды. Дважды становился городским головой Вятки. В 1824 году Колошин присутствовал на царском приеме в доме вятского губернатора и преподнес императору Александру ананас, выращенный в собственной теплице в Вятке.

От наследников Иуды Колошина в 1843 году дом на площади перешел в собственность купцов братьев Блиновых, Александра (1807-1847) и Константина (1814-1870). В 1820-е годы Блиновы открыли в Вятке переплетную мастерскую. Их работы высоко ценились книжниками и библиотекарями, ученики Блиновых позднее работали во многих городах России. В 1848 году в доме на Московской Блиновы устраивают первую в Вятке частную типографию, продукция которой на кустарно-промышленных выставках неоднократно получала награды за качество. Вот что писал о братьях Блиновых в своих воспоминаниях А.А. Прозоров: «Переплетное мастерство вначале в Вятке стояло на очень низком уровне, но в 20-х годах XIX столетия братья Александр и Константин Блиновы открыли мастерскую, для чего пригласили из Москвы искусных мастеров. Мастерская имела успех, и, ободренные ее успехом, они в 1839 году открывают типографию. Работая в течение многих лет, они выпустили массу типографских мастеров из бывших своих служащих. Они имели в городе лучшую пожарную машину, которая при участии рабочих типографии (и при плохих городских пожарных машинах) оказала немалую помощь на возникавших пожарах. Вследствие ли увлечения расширением работы, или по другим причинам, им пришлось продать типографию А.А. Красовскому, а затем в 1869 году она перешла к Куклину. Типография Блинова помещалась в нижнем этаже дома на углу Московской улицы (ныне ул.Коммуны) и Владимирской (ныне у. Карла Маркса), где ныне помещается Губфинотдел. В верхнем этаже жил с семьей Константин Яковлевич, я лично знал его, он был высокого роста, значительной корпуленции, с сильной проседью, в очках, говорил громко, но мягко. Жена его Александра Констатнтиновна приходилась двоюродной сестрой моей матери. Она имела многочисленную семью, в числе коих сын Яков был железнодорожным врачом в Москве, а второй сын Николай долгое время служил в Вятском отделении Государственного банка» (Прозоров. А.А. Город Вятка и его обыватели. Мемуары. Киров, 2010. С.111-112).

В 1871 году участок и дом на Московской был продан с торгов, купил его купец и меценат Яков Алексеевич Прозоров. Через пять лет усадьба на Московской была пожертвована благотворительному обществу под ремесленный приют для девочек. Во втором здании усадьбы находился приют (Московская,30), а угловое здание сдавалось в аренду под контору Вятского отделения Государственного банка. Арендная плата шла на содержание приюта. Под этим названием («Государственный банк») дом и обозначен на фотографиях начала ХХ века.

После 1917 года здесь помещался финотдел губернского исполкома, а затем долгое время принадлежало ведомству здравоохранения. Здесь помещалась поликлиника Ждановского района города Кирова, последние годы перед реконструкцией — травматологическая поликлиника. Совсем недавно здание было реконструировано с добавлением пристроя и третьего этажа под мансардной крышей.

Экскурсия по Театральной площади. http://tornado-84.livejournal.com

Двухэтажный каменный дом с глубоким подвалом и антресолями в южной части И. С. Колошин построил по проекту Ф. М. Рослякова. Художественные принципы классицизма, утвердившиеся уже и в глубокой провинции, требовали от архитекторов предельной ясности решений, диктовали прямоугольную форму плана, статическую, уравновешенную композицию, скупость декоративных средств. Этим требованиям проект Ф. М. Рослякова удовлетворял вполне. Едва заметно выступает из плоскости фасадной стены её средняя часть, получают полукруглое завершение три её центральных окна, чуть укрупняются сухарики под карнизом — вот и все приёмы, использованные архитектором для выделения центра фасада. Скромен, почти незаметен декор. Чисты плоскости двухэтажных лопаток. Высота дома сомасштабна человеку, улице. Только однажды за свою почти двухсотлетнюю историю главное здание усадьбы Колошина подверглось серьёзной перепланировке. Произошло это в 1896 году, когда по проекту И. А. Чарушина на втором этаже устроили квартиру директора банка, а со двора сделали одноэтажную пристройку.

Иная судьба была уготована второму зданию, которое следовало построить в восточной части усадьбы, в конце века занятой ещё руинами Московской башни и вала. В 1795 году Колошину разрешили вместо деревянного флигеля поставить по Московской улице «каменную стену-галерею», а за ней, во дворе, — деревянный дом «дабы вид того дому был с лицевой стороны наподобие каменного строения». Построил Колошин одноэтажный каменный флигель. В 1822 году, используя каменную стену, он возводит на этом месте одноэтажный дом с мезонином по фасаду № 85 из альбома 1809- 1812 годов. Наконец, уже после 1895 года, когда усадьба принадлежала благотворительному обществу, над одноэтажным флигелем был сделан второй этаж, и он получил тот вид, который имеет на старой открытке.

В 1845 году от наследников Колошина усадьба перешла к братьям-купцам Александру и Константину Блиновым. Константин Блинов завёл первую в Вятке и хорошо оборудованную типографию; в течение нескольких десятилетий она получала награды на кустарно-промышленных выставках. В 1868 году К. Блинов был объявлен несостоятельным должником, а через три года всё его имение продано; купил имущество Блинова Я. А. Прозоров. Приспособив одноэтажный каменный флигель для устройства ремесленного приюта для девочек, он всё имение пожертвовал благотворительному обществу. Как и раньше, главное здание усадьбы по-прежнему отдавалось в аренду государственному банку: арендная плата была основным источником средств для приюта.

В 1918 году все здания были объявлены собственностью городской коммуны. Последние годы угловое здание занимала травмотологическая поликлиника. В бывшем флигеле размещается Кировский факультет Московской государственной юридической Академии.
Дом № 32 по Московской улице с флигелем (№ 30) и двумя воротами в 1929 году назван в списке памятников архитектуры и взят на охрану Главнаукой Наркомпроса СССР. От каменных ворот сохранились только пилоны.

Дом и флигель усадьбы И. С. Колошина, 1792 — 1795 гг.http://www.archidesignfrom.ru

Угловой дом был возведён по проекту Ф. Рослякова купцом Иудой Колошиным в 1795 г. и соответствовал тогдашнему богатству хозя­ина. Сейчас он принижен соседними постройками и не впечатляет величиной, но, полагаю, впечатлит то, что у Колошина были свои «корошпанденты» в Амстердаме. Или вот эта выдержка из его до­верительного письма: суда с говяжьим топлёным салом и льняным семенем направить в Амстердам, а «пшоницу в Лисабон или в Барце- лону». И ещё Иуда Колошин был дедом известного астронома Матвея Гусева, первым определившего вятские координаты.

От наследников И. Колошина, в итоге разорившихся, владения перешли к братьям Блиновым, тоже не менее замечательным лю­дям. Да и как не заметить, что именно у Блиновых, в нижнем этаже этого, углового, дома заработала первая в Вятке частная типография (1839 г.). Позднее, в 1869 году, от также разорившегося Констан­тина Блинова типография перешла ко «главе вятских нигилистов» А.А. Красовскому, который приобрёл не только низ дома, но и все флигели.

В.А. Любимов. Старая Вятка.

Адресная книга: ул. Московская, 30 и ул. Московская, 32

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.