Церковь Иоанна Предтечи

В ряду памятников вятского зодчества конца XVII -начала XVIII столетий храм Иоанна Предтечи занимает особое место. Уникально его объёмно-пространственное построение в виде двусветного восьмерика от земли. Такая композиция, получившая широкое распространение в деревянном зодчестве средневековой Руси, редко воспроизводилась в камне. Предтеченская церковь, несомненно, повторила свой деревянный прототип — храм Покрова. Древняя Покровская церковь в черте Хлынова по построении на её месте в 1709 году каменного храма, была перенесена на окраину посада, где «новоселебные» жители во главе с посадским человеком Григорием Глухих решили образовать новый приход. 17 июня 1711 году старый деревянный сруб занял новое место «близ земляного городового валу, по за острогу» «при концах Воскресенской и Ильинской улиц» «на Герасимовском Шмелёва огородном месте». В том же году он был переосвящён во имя Иоанна Предтечи.

В 1714 году священник Лука и церковный староста Григорий Глухих с прихожанами выразили желание возвести холодную церковь в камне. Храмозданная грамота на построение тёплого придела Грузинской иконы Божией Матери с колокольней была дана епископом Алексием 10 ноября 1723 года. Окончание строительных работ по сооружению трапезной и колокольни можно отнести к 20-м — 30-м годам XVIII столетия. От этой части постройки данаших дней дошли отдельные фрагменты нижнего яруса колокольни. Квадратное основание колокольни несло столп восьмигранной башни с ярусом звона в завершении и глухим барабанчиком с высоким шпилем. Подобная композиция была заимствована из архитектуры Великого Устюга и, «прижившись» на местной почве, воспроизводилась вплоть до конца XVIII века.

С 1775 года начались подготовительные работы по перестройке завершения холодного храма. Два малых последовательно уменьшающихся световых восьмерика «наподобие здешней градской Знамения Пресвятые Богородицы церкви» были возведены на фигурной гранёной кровле.

Несколько раз перестраивали изначально асимметричную однопридельную трапезную. Первая перестройка относилась к концу XVIII столетия; предположительно, по проекту губернского архитектора И. Д. Дюссар де Невиля в 1825 году тёплый храм был вновь переложен местными каменщиками во главе с подрядчиком Смирновым. На пожертвования вятского купца Андрея Куклина в 60-е годы XIX века в холодной церкви устроили новый восьмиярусный иконостас с золочёной резьбой, а на кресте был устроен позолоченный флюгер в виде трубящего ангела.

Низкая и тёмная трапезная перестраивалась ещё раз в 1898 году по документации, разработанной И. А. Чарушиным. В результате проведённой реконструкции высота центрального нефа была повышена, что позволило устроить верхнее освещение.

Декоративное убранство холодной церкви выдержано в традициях «узорочья», характерного для первого этапа развития каменного зодчества в местном крае. Любовь вятских зодчих к пышности декоративных форм проявилась здесь в полную силу. Богатый кирпичный орнамент, включающий наборы бусин, кокошники, жгуты, розетки, динамичные завитки над оконными проёмами, ряды ширинок, покрывает фасады, образуя причудливые гармонии. Витые колонки с чисто местной интерпретацией коринфских капителей, украшающие алтарь, прихотливые изломы полуглавий и щипцов в завершении фасадов вплелись в затейливую канву узорчатых деталей.

Большой сдержанностью отличается архитектурное убранство колокольни, плоскостной характер которого станет стилистическим признаком вятских построек 40-50-х годов XVIII века, сменив калейдоскопичность фасадной орнаментики первых каменных сооружений. Лапидарная трактовка архитектурного решения экстерьеров трапезной, присущая позднему классицизму, и сухой «псевдорусский» характер надстройки оттеняют пышность прихотливого кирпичного убранства старой части памятника, который является одним из лучших примеров самобытного творчества местных народных каменщиков.

Восьмериков завершения храма и верхних ярусов колокольни здание лишилось в 1930-е годы, когда его помещения были переоборудованы под партийный архив. С 1960-х годов здесь размещались планетарий и областное отделение общества охраны памятников истории и культуры. В начале 1990-х годов здание храма вернули общине верующих и в нём возобновились церковные службы.

Утраченные части памятника восстановлены в 1990-х годах.

Комплекс застройки площади Предтеченской церкви. Церковь Иоанна Предтечи. http://www.archidesignfrom.ru

Храм не разломали лишь потому, что местные власти либо выполнили-перевыполнили план сноса «очагов мракобесия» (и по какой-то иронии или по провидению не дошла до Предтеченского храма очередь), либо просто не стали ломать, т. к. разместили здесь свой партийный архив. А когда архив переехал на набережную, стояли уже другие времена. Да и сразу же въехал под большой старый купол планетарий, а в алтаре разместилось местное отделение общества охраны памятников истории и культуры. В планетарии под предтеченскими сводами так и не побывал, а вот в алтарь не раз захаживал.

Ещё помню, как все (краеведы, «охранники» и, понятно, власти) всполошились, когда узнали, что на храм серьёзно претендует т. н. зарубежная церковь. Даже выслушал предложение составить справку о том, что притязания «белогвардейской» церкви на храм не состо­ятельны. Тогда-то, чтобы, видимо, как-то упредить «самозванных» претендентов (так, бывало, за ночь ломали памятный дом, чтобы к утру развести руками и согласиться, что дом надо было бы со­хранить, но…), быстренько вышвырнули из церкви планетарий (и, понятно, общество охраны) и отдали храм местной епархии для ис­пользования «по первоначальному назначению».

Что ж, нет худа без добра. У храма вновь появилась колокольня, ограда, приход… Отсюда прозвенели призывы переименовать улицу имени вятского террориста Халтурина …

Сейчас о прихожанах, перечислю имена, которые помнят предтеченские своды.

В 1749 году здесь исповедовался Вятской провинции воевода А.Г. Постельников с супругой и двумя сыновьями.

1752 год. Небезызвестный Аверкий Перминов отдавал здесь в за­мужество свою дочь.

В 1758 году товарищ воеводы, князь Урусов венчался с дочерью воеводы Уварова, которую отпели здесь же через два года.

В 1768 году был отпет и похоронен в церковной ограде, около ал­таря, «именитый купец» Толмачёв.

В 1770 году венчался его сын. Придёт время, и Толмачёва-младшего, и Толмачиху отпоют здесь.

1779 год. В метриках храма отмечены: воевода Ф.Г. Кугушев и канцелярист, архивариус Г.А. Блинов.

1780 год, 26 октября. Имеется запись о пребывании здесь «Хлы­новского губернатора» С.Д. Жихарева.

В 1785 году здесь был крещён А.П. Нелюбин, известный фарма­колог.

1791 год. В Предтеченском храме исповедовался «Владимирско­го приходу штаб-лекарь» Пётр Фёдоров Чайковский со всем своим многочисленным семейством. В 1793 году здесь окрестили его сына Владимира. Видимо, Чайковские всё-таки сменили церковь на Предтеченскую. В 1795 году (в год рождения отца композитора) вся семья вновь исповедовалась в нашем храме и была записана в соответству­ющую книгу уже без указания на Владимирский приход.

1799 год. Храм посетил губернатор С.Б. Тютчев, в 1803 году—дети губернатора П.С. Рунича, в 1837-м — губернатор К.Я. Тюфяев.

В 1808 году здесь крестили А.И. Емичева, литератора пушкин­ского круга.

В 1809 году здесь исповедовался надворный советник А.К. Фок с женой и детьми.

В 1821 году здесь отпевали архитектора Н. А. Андреевского.

В 1825 году здесь дважды побывал надворный советник и кавалер Павел Лукоянов Яковлев в качестве крёстного детей своих вятских знакомых и, не исключено, героев «Хлыновского наблюдателя».

В 1833 году здесь отпевали дьячковскую жену, некую Евдокию Моисееву Столарёву, а через 20 лет её дочь, коллежскую секретаршу Марфу Широкшину. Через 150 лет оказалось, что то были прабабка А. Грина и её мать.

1848 год. Под предтеченскими сводами побывал слободской купец Н.А. Бакулев.

В 1849 году, при крещении своей племянницы, здесь отмечена «девица Мария, дочь казанского мещанина Марка Пальчикова». Если предтеченские метрики зафиксировали имя первой учительницы П.И. Чайковского, то одна только процитированная запись существенно дополняет нашу память об этой женщине и в чём-то разнится от семейной легенды, поведанной Р.М. Преснецовым.

1852 год. В Предтеченской церкви крестили дочь князя Анфиногена Енгалычева. Воспринимал младенца брат родителя, князь Елпидифор (за месяц до собственной смерти). Ранее, в 1847 году, здесь же князь Анфиноген обвенчался с вятской мещанкой.

В 1855 году здесь был крещён Н.В. Чайковский. Не есть ли это доказательство того, что храм по праву должен был стать собствен­ностью зарубежной церкви?

В 1856 году здесь отпели отставного чиновника П.Г. Бехтерева, деда тогда ещё не появившегося на свет будущего известнейшего учёного.

1858 год. Предтеченские метрики отметили редкое для градских вятских храмов имя — 1-й гильдии купца Василия Пятова.

1861 год. Среди свидетелей в храмовых метриках записано имя учителя Вятской семинарии А.С. Верещагина.

1862 год. Среди свидетелей (восприемников) в предтеченские метрики вписаны имена П.В. Алабина и казанского архитектора П.Т. Жуковского.

1880 год. Предположительно здесь был крещён Г.А. Куклин — знаменитый издатель и библиофил. Вятские посадские Куклины — старинные предтеченские прихожане. Отец нашего Куклина крещён здесь в 1859 году.

В 1886 году здесь обвенчался И.П. Селивановский. Поручались за молодых И.М. Жирнов и М.П. Бородин.

В феврале 1887 года здесь крестила племянника Елена Чаянова. Не пройдёт и года, и она сама родит сына, которого позднее окрестят и Марксом XX века, и московским Гофманом.

В том же 1887 году под сводами храма был отмечен фотограф А. Буйневич.

В 1892 году здесь венчался художник Н.Н. Румянцев.

В 1898 году крестили Авксентия Пуни.

1901 год. Предтеченские метрики отметили в храме Дору Стучку.

В 1903 году здесь отмечали 50-летие служения в Предтеченской церкви священника Д. Логинова. Литургию совершал епископ Варсонофий.

1904 год. Среди предтеченских поручителей (свидетелей) — княгиня М.К. Кутушева, статистик В.А. Горбачёв, горный инженер А.Н. Рябинин.

27 июля 1904 года о. Иоанн Сергиев (Кронштадтский) побывал в храме. Читал здесь утренний «канон».

В 1907 году здесь отпевали «старика Клепикова», автора любопыт­ных воспоминаний, патриарха многочисленного семейства.

В 1908 году у «состоящего в запасе флота крестьянина Просницкой волости деревни Минеевской» Ивана Ипатова Деришева и жены его, лютеранки Эмилии Юрьевой (урожденной Эйхенбаум) была окрещена 12-летняя дочь.

1913 год, 15 февраля. Венчались «первобрачно»: крестьянская де­вица из Яранского уезда и «телеграфный унтер-офицер подводной лодки «Акула» из крестьян Орловского уезда, Илганской волости, поч, Кадочиговского, Илья Фаддеев Кадочигов».

1915 год. Здесь отпевали вдовую княгиню В.Г. Шаховскую и не­коего инженера А.М. Гирса. Фамилия последнего, судя по всему, стала основой необычного для наших мест русско-немецкого названия станции у Загарского моста.

1917 год. Венчался художник Г.Г. Джмухадзе. Кстати, за несколь­ко лет до этого он расписывал предтеченские своды (и поручался за жениха-земляка из-под Кутаиса).

А ещё были Миллеры, Шуравины, Лебедевы, Назарьевы, Хаустовы, Юрьевы, Вечтомовы, Шурмановы, Долгушины, Казимирские, Алагреки… почтовые и межевые чиновники, солдаты военно-рабочего бата­льона… мещане, крестьяне, церковники… заезжие артисты и ссыль­ные… Тысячи имён, судеб, свершившихся и загубленных надежд…

В.А. Любимов. Старая Вятка.

Адресная книга: ул. Свободы, 54Д

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.