Дом и флигеля Колошина И. С.

Каменный, двухэтажный, с деревянным мезонином, прямоугольный в плане дом. Оштукатурен. Окна без наличников. Широкий венчающий карниз с пояском «сухариков» и гладкой лентой фриза прерывается стеной мезонина.

Судя по старой фотографии, дом имел два балкона на улицу (у мезонина и по центру второго этажа), стоял в окружении деревянных, на каменных фундаментах, флигелей, между домом и флигелями находились двое-одинаковых ворот, подчёркивающих симметричность усадьбы. Построен около 1823 года купцом И. Колошиным. В 1835 году значится за почтмейстершей Казимирской (это предполагает посещение дома А. Л. Витбергом и А. И. Герценом). Следующие хозяева — купец А. Куклин и акушер И. Фёдоров.

В 1865 году у Фёдорова открылось третье в Вятке фотографическое заведение Хлебникова (затем Платунова).

В 1870 году имущество Фёдорова (дом, два флигеля, и службы) приобрёл учитель И. Трушков, который в 1873 произвёл перестройку дома (на сажень увеличил размеры).

Какое-то время здесь размещалась приёмная городского головы (1897), ссудосберегательное товарищество (1889), зубоврачебный кабинет (1903).

С домом, вернее с усадьбой, связано немало интересных имён.

В 1864 году «во втором флигеле» Фёдорова проживал выпускник Варшавской академии художник Игнатий Ясинский.

Из семьи хозяев дома можно особо выделить Илью Афанасьевича Трушкова (1834 -1918) — иконописца, преподавателя чистописания, черчения и рисования в вятских гимназиях; его сына — Николая Ильича Трушкова (1876 — 1947) -выдающегося учёного в области горного дела, «создателя горнорудной школы в нашей стране». По данным оценочных книг, в 1870-е годы Трушковы жили в «1-м флигеле».

В разное время в доме жили: Матвей Леонтьевич Песковский (1843-1903) — журналист, писатель-беллетрист, педагог. Автор очерка «Вятский край» («Живописная Россия», 1901), биографических очерков о А. В. Суворове, К. Д. Ушинском, повестей. В 1881 году он ходатайствовал о помиловании Александра Ульянова (двоюродного брата жены). В Вятке прожил три года (1873 — 1875), преподавал химию в земском училище для распространения сельскохозяйственных и технических знаний.

В 1870-х годах (сведения 1871,1873 и 1877 годов) верхний этаж и мезонин трушковского дома занимала семья чиновника Станислава Драверта, его сын Людвиг — впоследствии видный юрист, статский генерал. Предположительно здесь родился Пётр Людвигович Драверт (1879 -1945) учёный-метеоролог.

Вятка. Памятники и памятные места.

Этот простенький особнячок, по иронии судьбы, связан с почтой не только унизительным соседством. В 30-е годы прошлого века он числился за женой вятского почтмейстера Казимирского Александрой Ильиничной Почмейстерская чета была в приятельских отношениях с Герценом и Витбергом. А еще почмейстер был страстным поклонником Мельпомены, и его трудам и-хлопотами был устроен в 1815 году первый в Витке спектакль.

Казимирских сменил акушер Федоров, служивший в Вятке еще с герценских времен. У него а 1865 году фотограф Хлебников открыл третье в городе (после Лихова и Шерер) фотографическое заведение, перешедшее затем к мастеру Платунову. У Федорова же, во флигеле, квартировал (1864 г.) свободный художник, выпускник Варшавской академии Игнатий Францев Ясинский. Не так давно в художественном музее экспонировался его работы портрет владыки Агафангела (1860 г.). Именно Ясинскому заказали к 200-летию со дня смерти М.В.Ломоносова сделать большую копию с портрета чествуемого. Не исключено, что Ясинский как-то повлиял на семинариста Васнецова Из дневниковых записей М.Е.Селен к и ной явствует, что у Виктора Васнецова было много товарищей-знакомых из поляков. А тут поляк, да еще художник!

В 1871 году федоровскую недвижимость приобрел другой художник, иконописец, учитель рисования вятских гимназий Илья Афанасьевич Трушков его сын Николай, родившийся здесь в 1876 году, стал «крупнейшим горным инженером», «создателем научной горнорудной школы в нашей стране» (определения академика Н.В.Мельникова) Трушковы жили во флигеле, а сам дом традиционно сдавался в наем. В тех же 1870-х мезонин и верхний эта дома снимала семья судебного следователя Людвига Станиславовича Драверта. Так что, скорее всего, именно в нашем доме а 1879 году родился Петр Людвигович Драверт. Имя это хорошо знают в научных кругах и литераторы. Крупный сибирский ученый, писал стихи… Имя же его отца большинством воспринимается лишь как своего рода обязательное приложение к имени знаменитого сына. Тем же, кто поднаторел на нашей политической истории, Драверт отец, возможно, напомнит читанное о событиях 1905 года и царские суды над революционерами. Штатский генерал, председатель многих сессий (в том числе и выездных, в Вятку) Казанской судебной палаты, он до самого последнего времени как бы символизировал беззаконие и ярость самодержавной Фемиды. В доказательство знатоки, пожалуй, привели бы такой драматический факт, как этот законник осудил собственного сына Петра, тогдашнего студента Казанского университета, на 5-летнюю ссылку в Якутию. Правда, и оправдать было практически невозможно: Драверт-младший стрелял по жандармам, водрузил на главном университетском корпусе красный флаг…

Сейчас, когда мы отказались от красного флага, события тех лет и личность Людвига Драверта воспринимаются совсем в другом свете. Законность и <милость к падшим>, прекрасные цели и преступные средства, слеза ребенка и радость осчастливленных масс — нам еще долго на себе проверять несовместимость этих начал и исходов, нам еще долго судить себя («не судите — да не судимы будете»?) А приговор один: забвение или память…

Помянув Драверта, помянем и их соседа, трушковского квартиранта 1873 года Матвея Лентьеаича Песковского. Хотя бы его статью о Вятке и ее губернии в «Живописной России». Не преминув упомянуть, что, будучи родственником симбирских Ульяновых и просто либералом в истинном смысле этого слова, он хлопотал о милости к неудавшимся цареубийцам, ему на поруки выдали сестру казненного Александра Ульянова Анну.,.

В.А. Любимов. Старая Вятка.

Адресная книга: ул. Спасская, 45

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.