Вятское земское и реальное училище

В ноябре 1872 года по решению губернского земского собрания в Вятке открылось новое учебное заведение — земское училище по распространению сельскохозяйственных и технических знаний и подготовке учителей, которое выпускало специалистов сельского хозяйства и учителей для сельских школ. С 1874 года училище разместилось в здании бывшей богодельни на углу улиц Спасской и Гласисной. С 1880 года земское училище было реорганизовано в Вятское Александровское реальное училище. На базе мастерских, существовавших при земском училище, возникла земская мастерская пожарных машин (современный станкостроительный завод). В 1874 году училищу был передан в ведение музей, открытый при публичной библиотеке, размещался он во флигеле вплоть до 1917 года.

Гордость любого учебного заведения — его выпускники. Среди учащихся сельскохозяйственного и реального училищ были архитектор И. А. Чарушин, искусствовед, член-корреспондент Академии художеств СССР Н. Г. Машковцев, художники Н. Н. Хохряков и А. И. Деньшин, геолог Н. Г. Кассин, ботаник-краевед А. Д. Фокин, здесь, в реальном училище, начал учиться А. С. Грин (Гриневский). Здесь также учился С. Н. Халтурин. После 1917 года на базе реального училища была организована школа второй ступени имени А. И. Герцена. С 1918 по 1921 год параллельно со школой размещался Вятский институт народного образования (современный педагогический университет).

С 1922 по 1935 годы находился мелиоративный техникум. В 1935 году здание было передано под районную больницу. В годы войны его занимал военный госпиталь, затем травматологическая больница, с 1980 — Кировское медицинское училище.

Полукаменное здание богадельни построено на месте старого здания больницы приказа общественного призрения по проекту архитектора губернского земства Н. А. Андриевского в 1869 году, а в 1873 году переоборудовано для размещения сельскохозяйственного училища земства. За годы своего существования здание неоднократно перестраивалось без значительных изменений фасада.

Вятка. Памятники и памятные места.

В конце ХVIII века обширный участок в хлыновской Всехсвятской слободе южнее церкви принадлежал купцам Афанасию, Филиппу и Федору Машковцевым. В 1790 году, после перепланировки города, Машковцевы на этой усадьбе начали строить жилой дом — вдоль улицы Спасской. В 1815 году Александр Федорович Машковцев пожертвовал усадьбу приказу общественного призрения, в здании была открыта губернская больница. Приказы общественного призрения — основанные в 1775 году Екатериной II губернские учреждения, которые ведали устройством народных школ, больниц, приютов и богаделен. После земской реформы 1864 года большая часть дел приказа отошла земству. В 1854 году губернская больница была переведена в новое здание за Гласисной улицей (за современным Октябрьским проспектом). А на усадьбе на Спасской в 1867-1869 гг. земство построило длинный двухэтажный полукаменный дом и еще несколько зданий — по проекту архитектора Н.А.Андриевского. В 1872 году в этих зданиях было открыто училище для распространения сельскохозяйственных и технических знаний и приготовления учителей.

Во второй половине 1860-х гг. уездные земства принялись с большой энергией открывать в сельской местности начальные школы. Единственный вопрос, который уездные земства не могли быстро решить собственными силами, — это привлечение в новые школы хороших преподавателей. Появилась идея: открыть в Вятке для подготовки сельских учителей училище, причем такое, где воспитанникам давали бы не только общее образование, но и знания в области сельского хозяйства и ремесел — чтобы будущие народные учителя могли научить крестьян не только грамоте и арифметике, но и рациональным способам ведения хозяйства. Трудность была в том, что нигде в России подобного учебного заведения еще не было, но это не остановило дела. Раз за разом на сессиях губернского земства проект будущего училища всё более прояснялся.

12 декабря 1869 года специальная комиссия земства представила губернскому собранию программу обучения в учительской школе. Собрание утвердило программу и выделило на ежегодное содержание школы 25 тысяч рублей, поручив комиссии составить устав учебного заведения. Земское собрание рассчитывало, что с утверждением устава правительством затруднений не будет, и занятия в школе начнутся с сентября 1870 года. Весной 1870 года устав был готов. Предполагаемое ранее название «Земская учительская сельскохозяйственная школа» было заменено на новое — «Училище для распространения сельскохозяйственных и технических знаний и подготовки народных учителей». Однако далее пошли заминки. Дважды Министерство народного просвещения не утверждало устав училища, требуя поправок. Более всего возражений со стороны чиновников вызывал следующий пункт: преподавательский состав училища по мысли вятского земства должен был получить права государственной службы — наравне со служащими государственных школ. Ни в 1870 году, ни в 1871-м училище так и не было открыто. Наконец основные противоречия были решены: училище открывалось на правах частного учебного заведения, точнее — земского, на полном содержании и ответственности земства, но под надзором министерства народного образования. В январе 1872 года попечитель Казанского учебного округа П.Д.Шестаков утвердил устав училища. В октябре того же года состоялись первые вступительные экзамены, из 60 кандидатов были приняты на обучение 30 человек. По сословиям состав учащихся распределялся следующим образом: дети крестьян — 11, духовного звания — 13, мещан — 3, купцов — 3. Позднее дети крестьян и мещан составляли почти половину воспитанников, еще треть — дети духовенства, то есть состав учащихся был самым демократичным.

На устройство училища к 1872 году земством было потрачено 100 тысяч рублей. Для занятий были приспособлены три здания по улице Спасской. Были оборудованы учебные классы, лаборатории по химии и физике, гимнастический зал, собрана библиотека. Устроены образцовая ферма со скотным двором и опытным полем в 30 десятин (землю городское общество уступило безвозмездно) и несколько мастерских: кузница, литейная, слесарная, столярная и переплетная. При литейной мастерской позднее была открыта мастерская пожарных машин. Кроме того, в собственность училища было приобретено собрание Вятского публичного музея с богатыми коллекциями экспонатов по истории, зоологии и минералогии. По своему оснащению училище было одним из лучших средних учебных заведений в России. Почти все воспитанники получали стипендию (120 рублей в год) из средств губернского или уездных земств.

Учебный год в училище был разделен на два семестра: зимний и летний. Во время летнего семестра особое внимание уделялось полевым работам, занятия начинались в 6 часов утра. Считалось, что для будущих сельских учителей ранний подъем в летнюю пору является совершенно необходимым (трое учеников не пожелали подчиниться такому распорядку и были исключены). В программу обучения входили следующие предметы: закон Божий, русский язык, история, математика, черчение, физика, химия, география, естественная история (т.е начала ботаники, зоологии и минералогии), пение, гимнастика (факультатив). Кроме того во время зимней сессии выделялись часы для обучения ремеслам (в мастерских), а во время летней — сельскому хозяйству (в поле, на огороде, на скотном дворе). Были предусмотрены летние экскурсии в Загородный сад под руководством преподавателя естественной истории. На ферме и скотном дворе каждую неделю поочередно дежурили трое воспитанников, еще двое дежурили в мастерских; причем дежурства не мешали посещению занятий. Курс училища был рассчитан на 4 и 5 классов (5-й класс — дополнительный педагогический). В 1874 году при училище была открыта начальная школа, в которую в первый год приняли 55 воспитанников. В штате училища числились директор, пять учителей и два помощника. Здесь трудились лучшие педагоги города. Вторым директором училища был назначен кандидат математических наук П.А.Герман (его сын А.П.Герман — ученый в области горной механики, академик). Преподаватели училища И.В.Ишорский, В.Г.Котельников, М.Л.Песковский, В.Н.Пантелеймонов были широко образованными и талантливыми педагогами.

Как уже было сказано, земство добилось открытия училища с большим трудом. Позднее трения между вятским земством и попечителем Казанского учебного округа Шестаковым по поводу училища продолжились. Первый директор училища был сочтен земством не соответствующим должности и уволен. Попечитель возражал, так как директора уволили без его ведома. Среди прочего выяснилось, что попечитель неодобрительно относится к двойственности характера учебного заведения: педагогического и сельскохозяйственного. По мнению попечителя учебная программа была якобы слишком обширна и следовало бы устроить что-то одно: учительскую семинарию или сельскохозяйственную школу. Утверждалось, что выпускники не пожелают поступать на должности учителей и станут искать по выходе из училища других занятий. Попечитель предлагал изменить учебную программу, в случае же неподчинения грозил оставить училище без права давать выпускникам звание народного учителя и льготы по воинской повинности. Кроме того, уездные земства видели свои начальные школы (куда бы поступали учителями выпускники училища в Вятке) именно как школы с преподаванием практических знаний по сельскому хозяйству и ремеслам. Глазовское земство уже ходатайствовало об открытии такой школы, но получило отказ. При таких трениях ставилось под вопрос само существование учебного заведения. (Кстати, именно П.Д. Шестаков назначил на должность инспектора народных училищ Симбирской губернии Илью Николаевича Ульянова.)

В 1878 году город Вятку с целью инспектирования учебных заведений посетил министр народного просвещения граф Дмитрий АндреевичТолстой. Кроме прочих школ он побывал и в земском училище. Министр опросил воспитанников училища, и их знания были признаны неудовлетворительными. Как и следовало ожидать, граф Толстой, который был сторонником классического среднего образования, программу училища раскритиковал и отверг. Земство и педагогический совет обратились к министру за советом: как поступить с училищем? Он предложил переделать училище в реальное или же в учительскую семинарию — на основе уже разработанных программ для подобных учебных заведений. Так и поступили.

Самым известным учеником училища впоследствии оказался Степан Халтурин, в его честь на здании была установлена мемориальная доска (до наших дней она не сохранилась). Правда, он проучился здесь всего один год и по причине неуспеваемости был исключен. Надо однако отметить, что по ремеслу у Халтурина были пятерки, а плохие оценки он получал за невыученные уроки. Большую часть времени Халтурин проводил за чтением книг, взятых в публичной библиотеке или у знакомых. Приобретенные в училище навыки в ремесле позднее позволили ему устроиться столяром в Зимний дворец, куда могли принять только умелого мастера. Впрочем, во дворец Халтурин устроился с одной целью — устроить взрыв и убить императора.

В 1880 году земское училище в Вятке было преобразовано в реальное. Сельскохозяйственная ферма и мастерские прежнего училища были закрыты (кроме мастерской пожарных машин — она отошла в ведение земства как отдельное заведение). 1 октября 1880 года состоялось торжественное открытие реального училища, во время церемонии помощник попечителя Казанского учебного округа сообщил, что Государь Император по ходатайству вятского земства разрешил наименовать училище Александровским (с этим названием — Александровское Вятское земское реальное — училище и просуществовало до 1918 года). Все воспитанники прежнего училища — 120 человек в пяти классах — были переведены в новое учебное заведение. Первым в Вятской губернии реальное училище было открыто в уездном городе Сарапуле — в 1873 году, училище в Вятке стало вторым. Вятское училище было принято под опеку министерства народного просвещения, впрочем содержалось оно по-прежнему полностью за счет земства. Делами училища ведали попечительский совет (который отвечал за материальное обеспечение) и педагогический совет (определял учебный процесс). Списки попечителей и педагогов училища с 1880 по 1917 год можно посмотреть в «Памятных книжках Вятской губернии». В числе воспитанников училища были архитектор И.А.Чарушин, искусствовед Н.А. Машковцев, художники Н.Н. Хохряков, А.А. Рылов и А.И. Деньшин, писатель А.С. Грин.

Самым известным из воспитанников училища несомненно является Александр Грин (Гриневский). Окончить училище ему не удалось. В «Автобиографической повести» Грин так вспоминал о пребывании в училище: «По истории, закону Божию и географии у меня были отметки 5, 5-, 5+, но по предметам, требующим не памяти и воображения, а логики и сообразительности, — двойки и единицы: математика, немецкий и французский языки пали жертвами моего увлечения чтением похождений капитана Гаттераса и Благородного Сердца. В то время как мои сверстники бойко переводили с русского на немецкий такие, например, мудреные вещи: «Получили ли вы яблоко вашего брата, которое подарил ему дедушка моей матери?» — «Нет, я не получил яблока, но я имею собаку и кошку», — я знал только два слова: копф, гунд, эзель и элефант. С французским языком дело было еще хуже. Задачи, заданные решать дома, почти всегда решал за меня отец, бухгалтер земской городской больницы; иногда за непонятливость мне влетала затрещина. Отец решал задачи с увлечением, засиживаясь над трудной задачей до вечера, но не было случая, чтобы он не дал правильного решения. Остальные уроки я наспех прочитывал в классе перед началом урока, полагаясь на свою память. Учителя говорили: «Гриневский способный мальчик, память у него прекрасная, но он… озорник, сорванец, шалун…»

Между прочим, данный отрывок свидетельствует, что преподавание иностранных языков в реальном училище было поставлено очень высоко. Обстановка в училище была солидная: Грин упоминает о паркете, картинах, большом красивом аквариуме в учительской. Учителя в училище были не только знатоками своего предмета, но и хорошими воспитателями. На это указывает следующий эпизод в повести: «В первом классе, прочитав где-то, что школьники издавали журнал, я сам составил номер рукописного журнала (забыл, как он назывался), срисовал в него несколько картинок из «Живописного обозрения» и других журналов, сам сочинил какие-то рассказы, стихи — глупости, вероятно, необычайной — и всем показывал. Отец, тайно от меня, снес журнал директору — полному, добродушному человеку, и вот меня однажды вызвали в директорскую. В присутствии всех учителей директор протянул мне журнал, говоря: «Вот, Гриневский, вы бы побольше этим занимались, чем шалостями…» К сожалению, Гриневский не знал меры в шалостях, а порядки в те времена были очень строгими. Он сочинил эпиграмму на учителей («Инспектор, жирный муравей, гордится толщиной своей…» и т.д.). Гриневского исключили. Судя по его воспоминаниям, главную роль сыграла обида вышеупомянутого инспектора.

Реальные училища в Российской Империи — средние учебные заведения, в программе которых, в отличие от классических гимназий, значительная роль отводилась изучению точных и естественных наук. В гимназиях учебный курс был основан на изучении гуманитарных дисциплин, в первую очередь — классических языков, древнегреческого и латыни. Устав реальных училищ 1872 года объявлял их целью «общее образование, приспособленное к практическим потребностям и к приобретению технических познаний». Курс училища был рассчитан на шесть классов, с пятого класса обучение проходило на двух отделениях — основном и коммерческом (выпускники коммерческого отделения чаще всего поступали на службу в торговые фирмы и банки). При основном отделении допускалось открывать дополнительный седьмой класс с тремя группами: общей (для подготовки к поступлению в технические институты), механико-технической и химико-технической (для подготовки в технические институты). В 1880 году устав реальных училищ был изменен: в начальных классах было усилено изучение общеобразовательных дисциплин, механико-техническая и химико-техническая группы в выпускном классе были отменены. Предметы, которые преподавались в реальных училищах (по уставу 1880 года): Закон Божий, чистописание (в первых двух классах), русский язык, история, география, иностранные языки (немецкий и французский), математика, физика, естественная история (т.е.ботаника, зоология и минералогия), рисование, черчение, письмоводство и книговодство (только на коммерческом отделении). В качестве факультативных учебных предметов преподавались пение и гимнастика.

В 1910 году всех учащихся в училище было 427, из них к крестьянскому сословию принадлежали 178 (41%), к городским сословиям — 127, к прочим — 122 (как видно, и здесь состав учащихся был довольно демократичным). Русских — подавляющее большинство, 410 человек. В первый класс в тот год было принято 69 человек, достигло 6 класса — 47. В первых шести классах существовали параллельные группы (в наши дни их называют буквами «А» и «Б»), в группе было от 22 до 35 воспитанников. В седьмой класс в тот год было принято 36 человек. Плата за обучение в 1910 году составила 30 рублей. Часть воспитанников училась бесплатно, успешные ученики получали земские стипендии. Кроме того существовала стипендия в 150 рублей имени Н.А. Милютина, учрежденная еще в техническом училище.

Накануне 1917 года Вятскому реальному училищу принадлежали три здания по улице Спасской, здание общежития учащихся во дворе (построено в 1899 г. по проекту арх. И.Чарушина; сейчас в здании помещается областной центр усыновления, опеки и попечительства), хозяйственные постройки по улице Гласисной (на их месте — корпус №2 медицинского колледжа постройки 1980-х гг.) и сад на углу улиц Гласисной и Московской (сад давно вырублен, территория принадлежит станкостроительному заводу). В докладе губ.земской управы 1910 года отмечается, что «главный корпус крайне неудовлетворителен» (в первую очередь потому, что для такого количества учащихся здание было уже слишком тесным). Вопрос о постройке нового здания губернским земским собранием рассматривался неоднократно. Был составлен проект, выделены средства на заготовку строительных материалов, но постройка так и не состоялась.

В 1918 году училищные постройки были заняты красноармейскими частями, а в 1920 году переданы Вятскому институту народного образования. После освобождения от военного постоя здания оказались в плохом состоянии: электрические провода были сняты или порваны, батареи центрального отопления лопнули, инвентарь расхищен. Силами института и отдела народного образования был проведен ремонт. С 1922 по 1935 год в зданиях реального училища помещался мелиоративный техникум, затем — больница. С 1980 года здания принадлежат медицинскому училищу (колледжу). В 1967-1968 гг. на главном здании училища были установлены две мемориальные таблицы: «В этом доме в 1874-1875 гг. учился выдающийся рабочий-революционер Степан Николаевич Халтурин» и «В этом здании в июне 1921 г. выступал перед студентами и преподавателями пединститута председатель ВЦИК М.И.Калинин». Два дома реального училища по ул. Спасской учтены как памятники истории и культуры. В настоящее время они заброшены, находятся в аварийном состоянии и постепенно разрушаются.

Вятка. Александровское земское реальное училище. http://rodnaya-vyatka.ru

Адресная книга: ул. Спасская, 67

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.