ул. Московская (Коммуны)

Если бы мы могли говорить об улицах, как и о живых людях, то улицу Московскую по праву можно было бы назвать самой счастливой. Во-первых, потому-что на протяжении более чем трёхсот лет она была одной из главных улиц нашего города. Во-вторых, потому-что, пройдя вместе с ним через годы ненависти ко всему вятскому, она всё же смогла уберечь от варваров многие из своих памятных мест и зданий, составлявших славу губернской Вятки. Не смогла сохранить храмов, которых на Московской — Коммуне было четыре. В-третьих, пожалуй, ни одна из наших улиц не изучена так хорошо, как Московская: А.Г. Тинский посвятил ей отдельную книгу «Вятка. Главная улица. Страницы истории», а В.А. Любимов провёл нас по всем кварталам и дворам. И, конечно, счастье улицы Московской заключается также в том, что она не «застряла в коммуне», как весь остальной город, и с 1993 года носит своё родное имя. Казалось бы, что можно добавить к образу этой улицы? Всё известно, всё понятно. И всё же одна из её загадок остаётся по-прежнему не разгаданной. Какая? Об этом чуть позже.

Известно, что своё современное направление улица Московская получила в 1784 году, когда был составлен и высочайше утверждён новый регулярный план губернской Вятки. О прежнем её местоположении напоминает Царёво-Константиновская (Знаменская) церковь, которая сегодня располагается в глубине квартала между Спасской (современная ул. Дрелевского) и новой Московской, а тогда, в конце XVII века, эта церковь находилась прямо в «створе» старой Московской улицы, соединявшей западную часть Хлыновского торга (район современного училища искусств) с Московской башней посада — самой западной точкой города. Выйдя за его пределы, эта улица вливалась в Московскую столбовую дорогу, по которой в Хлынов въезжали воеводы и архиереи, шли купеческие караваны с товарами для Русского Севера, Урала, Сибири и Китая. Вперёд эти караваны везли, прежде всего, хлеб, выращенный в центральных районах России, поэтому площадь перед Московской башней посада получила название Хлебной: в те годы здесь шла оживлённая торговля.

Если бы мы оказались в древнем Хлынове, то легко могли бы заметить Московскую башню: она не только являлась самой высокой среди башен посада, но и была поставлена на самом высоком месте города. Московская башня не только служила замечательны ориентиром для горожан и гостей Хлынова, но также была серьёзно укреплена: словно врезанная в высокий земляной вал, эта двухъярусная башня имела четыре уровня бойниц и вышку для караула, в обе стороны от неё был отрыт ров глубиной две сажени, через который были положены деревянные мосты. Выезжающих из Хлынова в направлении Москвы провожала установленная над воротами икона московских святителей Петра, Алексия, Ионы и Филиппа. Въезжающих встречал Нерукотворенный образ Спасителя — список с одной из наиболее известных вятских икон, которая в 1647 году посетила Москву, да так и осталась в первопрестольной по указу государя Алексея Михайловича. Устроена Московская башня была в 1663-1666 гг., когда при воеводе князе Григории Афанасьевиче Козловском Хлыновский посад был опоясан современной для тех лет системой оборонительных укреплений. Тогда же и улица получила название Московской.

Однако, по предположению А.Г. Тинского, Московская улица существовала в Хлынове ещё в первой четверти XVII века, то есть до устроения Земляного города. Только называлась она тогда иначе — Бритовской — по имени волости, расположенной за городом и заселённой выходцами из бывшего Нижегородско-Суздальского княжества (известно, что Бритовской также называлась местность между рекой Пьяной и г. Арзамасом Нижегородской области). Неизвестно, по своей ли воле переселились под Хлынов нижегородцы или по воле московского князя в результате так называемого «развода Вятки». Скорее всего, верно второе предположение. Известно лишь, что во второй половине XVII века Бритовская улица исчезает с карты Хлынова, а вместо неё появляется улица Московская, ведущая к одноимённой башне Земляного города. Следует отметить, что это переименование никак не оправдывает произвола большевиков: для жителей Хлынова было естественным назвать Московской улицу, ведущую к Московской башне посада, большевики же в 1918-1923 гг. дали вятским улицам названия, не имеющие ничего общего с историей Вятки.

К сожалению, век Земляного города оказался недолгим: в 1700 году страшный городской пожар не пощадил ни одной из башен посада. Пострадала и Московская башня. Однако разобрана она была позже других — только в 1740-е годы. Долгое время это место пустовало. Руины башни возвышались здесь ещё около полувека, в течение которых главные события происходили на другом конце города — в Хлыновском Кремле. Но об этом чуть позже. А пока отметим, что лишь в 1792-1795 гг. место старой Московской башни было застроено вятским купцом Иудой Колошиным, который возвёл здесь свою усадьбу — жилой дом с флигелем, дошедшие до нас почти в первозданном виде (ул. Московская, 30 и 32). До последнего времени в Колошинском доме квартировала травматологическая поликлиника. Вот уже несколько лет дом со смирением ждёт своего часа — снесут или отремонтируют? А тогда, в конце XVIII века, он был одним из лучших в городе и своим богатством соответствовал рангу хозяина, торговавшего с Амстердамом и Лиссабоном. Однако, чтобы понять, отчего в конце XVIII века так круто переменилась судьба этого исторического места, мы должны вернуться на несколько десятилетий назад и мысленно заглянуть в Хлыновский Кремль. Так мы сделаем ещё один шаг навстречу загадке Московской улицы.

Как известно, в 1676 году на территории Кремля был возведён первый на Вятке каменный собор — храм во имя Святой Живоначальной Троицы с приделом во имя Святителя Николая. Именно здесь пребывала главная святыня Вятской земли — чудотворный Великорецкий образ. Весной и летом 1759 года этот храм, серьёзно пострадавший в многочисленных городских пожарах, был разобран. На его месте в 1760-1772 гг. был возведён новый Свято-Троицкий кафедральный собор — настоящее чудо барочной архитектуры, в проектировании которого принял участие глава московской архитектурной школы (читайте — «главный архитектор города МОсквы») Дмитрий Васильевич Ухтомский. Величественное здание собора с выразительной, огромной высоты колокольней было хорошо видно всем горожанам и гостям города, особенно, въезжавшим в него из-за реки по древнему Слободскому тракту. Его и сегодня можно легко узнать по старым фотографиям.

Окончание строительных работ на Свято-Троицком соборе совпало с преобразованием Вятки в губернский центр и разработкой нового «регулярного» плана города. Как известно, этот план составлялся в Петербурге под руководством архитектора Ивана Лейма, возглавлявшего императорскую Комиссию о строении городов. Главной идеей этого плана стало понятие «регулярности»: отныне Вятке предстояло строиться не как «душа захочет», а по незыблемым правилам и канонам градостроительного искусства. Но что положить в основание этого плана? Какую улицу избрать в качестве «оси», на которую затем будут нанизаны «параллели» и «меридианы» остальных улиц? Ни одна из улиц старого Хлынова не могла удовлетворить этому требованию. И тогда они решились самостоятельно задать эту «ось», соединив воображаемой линией колокольню нового Свято-Троицкого кафедрального собора и церковь Всех Святых, что стояла на выезде из города по Московскому тракту. Так родилась новая Московская улица, которую мы все хорошо знаем.

Что предопределило выбор архитекторов? Конечно, было принято во внимание удачное расположение новой Московской улицы, которая прошла по вершине самого высокого городского холма, разделив Вятку на две примерно равных части. К тому же отныне перспектива главной улицы города была увенчана величественной колокольней нового кафедрального собора, что также не могло не быть принято в расчёт, также как и центральное положение новой Московской улицы. Для нас же чрезвычайно важно то, что выбор авторов нового городского плана был продиктован не только «телесными» или «душевными» мотивами, но и наполнен определённым духовным смыслом, понятным каждому православному человеку.

Соединив два городских храма, новая Московская улица напоминала жителям Вятки о том, что только вера в истинного Бога — Святую Троицу — может привести к святости и вечной жизни (духовный смысл движения от Троицкого собора к церкви Всех Святых), и что подражание православным святым приближает нас к Богу (духовный смысл движения от церкви Всех Святых к Троицкому собору). Ещё более удивительно второе «совпадение»: при составлении нового плана города расстояние между этими двумя храмами было разделено на семь кварталов, и именно столько же — семь дней — отделяет, согласно церковному календарю, праздник Всех Святых от праздника Святой Троицы. Третьим «совпадением» можно считать ещё одно обстоятельство: пройдя через весь старый город, новая Московская улица образовала на его плане правильный четырёхконечный крест, в основании которого находилась церковь Всех Святых, расположенная на въезде в город с Московского тракта, в вершине — Свято-Троицкий кафедральный собор (у современного Вечного огня), а перекладина креста была образована Воскресенским собором и Покровской церковью, оказавшимися по разные стороны новой Московской улицы (Центральная гостница и сквер напротив её восточного крыла). Можно считать это простым совпадением, но в 1930-е годы, когда Московская улица носила имя Коммуны, а город — имя «верного ленинца» С.М. Кирова — все эти четыре храма были решительно уничтожены богоборцами, словно последние стремились любой ценой уничтожить православный крест, положенный в основание завоёванного ими города.

В 1993 году решением городских властей улице Московской было возвращено её родное имя. Произошло это естественно и спокойно, без каких-либо «потрясений» для городского бюджета. Сегодня уже мало кто вспомнит, что с 1918 года она называлась улицей Коммуны, и в этом для нас — большая надежда на то, что в один прекрасный день все улицы старой Вятки вновь обретут свои родные имена.

Священник Александр Балыбердин, кандидат исторических наук

Улица Московская в 1918 году стала называться улицей Коммуны. Старое название — от Московской дороги (тракта), к которому улица выходила на западной границе города. В феврале 1993 года улице было возвращено старое название. Московская — главная (центральная) улица города по регулярному плану 1784 года. План города 1784 года был сделан так: от колокольни Троицкого кафедрального собора провели прямую линию к Всехсвятской церкви на западной окраине города — эта линия и стала Московской улицей. Украшением улицы являются дом лесопромышленника Николая Клобукова (№ 6), здание Сибирского торгового банка (дом № 7), усадьба купца Николая Филиппова (№ 9), особняк купца Алексея Сенилова (дом № 12), здание городского училища («дом со львами на воротах», №33), Екатерининская церковь бывшей Мариинской женской гимназии.

https://tornado-84.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.